Юр. практика
  • Register

Тел: 8(961)108-05-35
Тел: 8(953)295-42-07

Cудебная практика по делам военнослужащих Верховного суда за 2015-2014 г

 

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 мая 2014 г. N 8

 

О ПРАКТИКЕ

ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ,

ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ И СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

 

В целях обеспечения единства практики применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих, а также учитывая возникающие у судов при рассмотрении данной категории дел вопросы, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", постановляет дать следующие разъяснения:

 

Подсудность военным судам гражданских дел, дел

об административных правонарушениях и материалов о грубых

дисциплинарных проступках

 

1. В силу статьи 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 года N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", статьи 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и статьи 4 Федерального закона от 1 декабря 2006 года N 199-ФЗ "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста" дела, связанные с защитой нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений, подсудны военным судам.

Дела по заявлениям лиц, уволенных с военной службы, прошедших военные сборы, пребывавших в мобилизационном людском резерве, подсудны военным судам, если они оспаривают действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие их права, свободы и охраняемые законом интересы в период прохождения военной службы, военных сборов, пребывания в мобилизационном людском резерве (например, дела по заявлениям лиц, уволенных с военной службы, о восстановлении на военной службе, о снятии с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы, о взыскании невыданного денежного довольствия и иных видов обеспечения и т.п.).

Дела об административных правонарушениях, указанных в частях 1 и 2 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) и совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов.

Судьям военных судов подсудны также дела о совершенных военнослужащими административных правонарушениях, которые рассматриваются в порядке, предусмотренном пунктом 3 части 1 статьи 30.1 КоАП РФ. В таких случаях подсудность рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях должна определяться местом совершения правонарушения, а не местом нахождения соответствующего органа, от имени которого должностным лицом составлен протокол или вынесено постановление по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 28.6 и статьей 29.10 КоАП РФ.

Дела по искам к военнослужащим, лицам, уволенным с военной службы, о возмещении ущерба, причиненного ими при исполнении обязанностей военной службы по основаниям, установленным статьями 8, 9 Федерального закона от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих", подсудны военным судам.

Судьи гарнизонных военных судов осуществляют судопроизводство по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста.

В силу части 4 статьи 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" военным судам, дислоцированным за пределами территории Российской Федерации, подсудны все гражданские, административные и уголовные дела, подлежащие рассмотрению судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации.

2. При принятии заявлений и исковых заявлений к производству суда необходимо иметь в виду, что в качестве заявителей (истцов) могут выступать военнослужащие, граждане, проходящие или прошедшие военные сборы, граждане, пребывающие или пребывавшие в мобилизационном людском резерве, и лица, уволенные с военной службы, органы военного управления и воинские должностные лица, а в качестве заинтересованных лиц (ответчиков) - органы военного управления и воинские должностные лица, а также военнослужащие, граждане, проходящие или прошедшие военные сборы, граждане, пребывающие или пребывавшие в мобилизационном людском резерве, и лица, уволенные с военной службы (например, по основаниям, установленным Федеральным законом "О материальной ответственности военнослужащих").

Военнослужащими являются граждане Российской Федерации, не имеющие гражданства (подданства) иностранного государства, которые проходят военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации и во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - другие войска), в инженерно-технических, дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти и в спасательных воинских формированиях федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны (далее - воинские формирования), Службе внешней разведки Российской Федерации, органах федеральной службы безопасности, органах государственной охраны и федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации (далее - органы), воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также граждане, имеющие гражданство (подданство) иностранного государства, и иностранные граждане, которые проходят военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации и воинских формированиях.

В случаях, предусмотренных федеральными законами и нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, военнослужащие могут проходить военную службу не на воинских должностях в организациях, осуществляющих деятельность в интересах обороны страны и безопасности государства, и федеральных государственных образовательных организациях высшего образования, определяемых Президентом Российской Федерации. В силу статьи 19 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, в качестве ответчиков (заинтересованных лиц) по искам и заявлениям военнослужащих, проходящих военную службу не на воинских должностях, могут выступать как руководители соответствующих организаций (например, по вопросам освобождения от должности), так и органы военного управления, воинские должностные лица (например, по вопросам увольнения с военной службы).

К органам военного управления относятся Министерство обороны Российской Федерации, иной федеральный орган исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, центральные органы военного управления (командования, штабы, управления, департаменты, службы, отделы, отряды, центры), территориальные органы военного управления (военные комиссариаты, региональные центры, комендатуры территорий), управления и штабы объединений, соединений, воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

Под воинскими должностными лицами понимаются должностные лица органов военного управления, командиры (начальники) воинских частей, начальники органов военной полиции, начальники гарнизонов, иные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выступающие от имени Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции, принявшие оспариваемое решение, совершившие оспариваемые действия (бездействие), имеющие обязательный характер и затрагивающие права и свободы заявителей, в том числе руководители управлений, департаментов, учреждений и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

3. В силу пункта 10 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" граждане приобретают статус военнослужащего с момента начала военной службы, который исчисляется:

для граждан, не пребывающих в запасе, призванных на военную службу, - со дня присвоения воинского звания рядового;

для граждан (иностранных граждан), поступивших на военную службу по контракту, - со дня вступления в силу контракта о прохождении военной службы;

для граждан, не проходивших военную службу или прошедших военную службу ранее и поступивших в военные профессиональные образовательные организации или военные образовательные организации высшего образования, - с даты зачисления в указанные образовательные организации.

Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

На граждан, призванных на военные сборы, и граждан, пребывающих в мобилизационном людском резерве, исполняющих воинскую обязанность, в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" статус военнослужащего распространяется только в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

4. При решении вопроса об уплате органом военного управления государственной пошлины при обращении в суд необходимо учитывать льготы, предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации (далее - НК РФ). Разрешая вопрос, относится ли орган военного управления к государственному органу, имеющему льготу по уплате государственной пошлины, следует применять то значение понятия государственного органа, которое используется в соответствующей отрасли законодательства. Так, органы военного управления, созданные в целях обороны и безопасности государства, относятся к государственным органам, освобождаемым от уплаты государственной пошлины в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 333.36 НК РФ, при выступлении в качестве истцов или ответчиков.

5. При подготовке гражданских дел к судебному разбирательству необходимо учитывать, что процессуальным законодательством предусмотрены различия в порядке рассмотрения дел, возникающих из публичных и иных правоотношений, в связи с чем особое значение приобретает правильное установление характера правоотношений сторон.

Военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти. В связи с этим правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими общих, должностных и специальных обязанностей, являются публично-правовыми.

Таким образом, нормы подраздела III раздела II ГПК РФ применяются, когда требования военнослужащих непосредственно вытекают из публичных правоотношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой. В этих случаях все требования военнослужащих, в том числе связанные с восстановлением нарушенных прав, например, на выплату денежного и иных видов довольствия, должны быть разрешены по существу при рассмотрении заявления, поскольку в соответствии со статьей 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, обязан вынести решение о восстановлении нарушенных прав в полном объеме.

В тех случаях, когда оспариваемые действия совершены органами военного управления и воинскими должностными лицами в процессе осуществления иной деятельности, основанной на равенстве участников правоотношений, дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

6. Заявление об оспаривании действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений исходя из положений части 1 статьи 4 и части 1 статьи 256 ГПК РФ подается в военный суд в трехмесячный срок со дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод.

Пропуск данного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления, но при отсутствии уважительных причин, которые подлежат выяснению судом в предварительном судебном заседании или в судебном заседании независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица, может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления с указанием в мотивировочной части решения только на установление судом данного обстоятельства.

7. При рассмотрении споров, связанных с прохождением военной службы, судам следует учитывать, что в силу частей 1 и 4 статьи 15, статьи 120 Конституции Российской Федерации суд обязан разрешать дела на основании Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов, а также на основании общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью ее правовой системы.

При этом необходимо иметь в виду, что порядок прохождения военной службы, в частности заключение контракта о прохождении военной службы, прекращение его действия, поступление на военную службу и увольнение с нее, назначение на воинские должности и освобождение от воинских должностей, дисциплинарная и материальная ответственность военнослужащих, а также иные правоотношения, имеющие специфический характер в условиях военной службы, регулируются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, в том числе нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих.

Нормы трудового законодательства могут применяться к правоотношениям, связанным с прохождением военной службы, лишь в случаях, когда об этом имеется прямое указание в законе (например, часть 8 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ): трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей и др.).

При разрешении споров, связанных с прохождением военной службы, судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в постановлениях от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года N 5 и от 16 апреля 2013 года N 9), от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 5 марта 2013 года N 4), от 27 июня 2013 года N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней", а также от 10 февраля 2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" (с изменением, внесенным постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года N 3).

 

Контракт о прохождении военной службы

 

8. В соответствии с подпунктом "b" пункта 3 статьи 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, статьей 4 ТК РФ термин "принудительный или обязательный труд" не включает в себя всякую службу военного характера и работу, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской обязанности и военной службе.

В силу пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 3 статьи 32 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" право на труд реализуется военнослужащими путем добровольного поступления на военную службу по контракту, условия которого включают в себя обязанность гражданина проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также право гражданина на соблюдение его прав и прав членов его семьи, включая получение социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими статус военнослужащих и порядок прохождения военной службы.

В связи с изложенным судам следует исходить из того, что предъявление к военнослужащим специальных требований, обусловленных особенностями военной службы, в том числе неукоснительное соблюдение воинской дисциплины, необходимость некоторых ограничений их прав и свобод, установленных федеральными законами, не может рассматриваться как нарушение прав военнослужащих свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

9. Исходя из положений абзаца первого пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 5 статьи 34 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащим не может быть отказано в заключении нового контракта о прохождении военной службы, если они не достигли предельного возраста пребывания на военной службе, не приобрели права на пенсию за выслугу лет и отсутствуют основания для их досрочного увольнения с военной службы, установленные Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе", и обстоятельства, когда с такими военнослужащими в силу закона не может быть заключен новый контракт.

Судам также следует иметь в виду, что контракт о прохождении военной службы не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и назначено наказание или ведется дознание либо предварительное следствие, или уголовное дело в отношении их передано в суд, с гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Контракт не может быть заключен с гражданами, лишенными на определенный срок вступившим в законную силу приговором суда права занимать воинские должности в течение указанного срока.

10. В силу статьи 148 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ) до истечения установленного приговором суда срока наказания военнослужащий, осужденный к ограничению по военной службе, может быть уволен с военной службы по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и Положением о порядке прохождения военной службы. В случае если до истечения установленного приговором суда срока наказания в виде ограничения по военной службе у осужденного военнослужащего истекает срок контракта, новый контракт с таким военнослужащим не заключается и такой военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока контракта. В этих случаях командир воинской части направляет представление в суд о замене оставшейся неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания.

Рассмотрение такого представления командира воинской части согласно пункту 19 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) относится к вопросам, связанным с исполнением приговора, и осуществляется в порядке главы 47 УПК РФ.

11. Исходя из положений подпункта "b" пункта 3 статьи 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункта 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" судам необходимо учитывать, что военнослужащий, заключая контракт, налагает на себя ряд обязанностей, которые отсутствуют в других видах трудовой деятельности, в частности обязанность продолжать военную службу после истечения срока, указанного в контракте, в случаях, предусмотренных в законе (например, если военнослужащий не может быть уволен с военной службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе без предоставления ему жилищной субсидии или жилого помещения (пункт 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и др.)).

При разрешении споров о правомерности нахождения военнослужащего на военной службе после истечения срока контракта судам следует исходить из того, что если после истечения срока, указанного в контракте, военнослужащий продолжает прохождение военной службы, например, до обеспечения его жилым помещением, то при отсутствии письменного согласия военнослужащего на увольнение с военной службы до обеспечения его жилым помещением (например, при отсутствии рапорта и др.) такого военнослужащего следует считать проходящим военную службу в добровольном порядке только до реализации его права на жилище. При совершении в указанный период правонарушения такой военнослужащий в зависимости от характера и тяжести содеянного подлежит привлечению к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой или уголовной ответственности в соответствии с федеральными законами.

12. Предусмотренный пунктом 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" запрет исключения военнослужащего из списков личного состава в день истечения срока военной службы, если в отношении такого военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части, представляет собой меру обеспечительного характера, обусловленную проведением в отношении этого военнослужащего предварительного расследования, которая может иметь место только на основании УПК РФ.

При избрании в отношении военнослужащих, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления, таких уголовно-процессуальных мер пресечения, как наблюдение командования воинской части или заключение под стражу с содержанием на гауптвахте, отказ командира (начальника) воинской части в исключении военнослужащих из списков личного состава воинской части в день истечения срока их военной службы не может рассматриваться как ограничение прав военнослужащих и нарушение закона.

 

Назначение на воинские должности. Зачисление военнослужащих

в распоряжение командиров (начальников)

 

13. Согласно пункту 1 статьи 43 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" назначение на воинские должности военнослужащих, для которых штатом предусмотрены воинские звания до полковника или капитана 1 ранга включительно, в том числе связанное с переводом в другую местность для прохождения военной службы, осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы.

Исходя из содержания пункта 2 статьи 15 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть переведен к новому месту военной службы по служебной необходимости с назначением на равную воинскую должность без его согласия, что обусловлено спецификой военной службы и само по себе не может рассматриваться как нарушение его прав и свобод.

Вместе с тем данное обстоятельство не предполагает возможность произвольного перевода такого военнослужащего в другую воинскую часть (в другую местность), поскольку статья 15 Положения о порядке прохождения военной службы устанавливает исчерпывающий перечень случаев и условий, при которых военнослужащие могут быть переведены к новому месту службы из одной воинской части в другую, в том числе находящуюся в другой местности.

14. С учетом того, что международными соглашениями Российской Федерации со странами пребывания российских военных баз, воинских формирований (далее - военные базы) определена организационно-штатная структура военных баз и их штатная численность, нахождение российских военнослужащих на территории стран пребывания военных баз вне состава и их штатной численности не предусмотрено.

В связи с изложенным судам при разрешении споров в отношении военнослужащих, освобожденных от воинских должностей, необходимо учитывать, что зачисление их в распоряжение командиров (начальников) на территории военных баз не производится и вопросы дальнейшего прохождения ими военной службы должны решаться путем плановой замены либо путем увольнения с военной службы или зачисления в распоряжение командиров (начальников) на территории Российской Федерации в пределах срока нахождения в распоряжении.

15. Разрешая споры о реализации военнослужащими прав, социальных гарантий и компенсаций, предоставляемых федеральными законами и иными нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства, судам необходимо учитывать положение пункта 19 статьи 11 Положения о порядке прохождения военной службы о том, что беременные женщины-военнослужащие в соответствии с медицинским заключением с их согласия могут быть назначены на воинские должности с более легкими условиями службы с сохранением месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, месячных и иных дополнительных выплат по воинской должности, которую они занимали до указанного назначения.

Военнослужащие женского пола, имеющие детей в возрасте до полутора лет, в соответствии с пунктом 20 статьи 11 Положения о порядке прохождения военной службы в случае, если они не могут выполнять служебные обязанности, назначаются на другую воинскую должность до достижения ребенком возраста полутора лет с сохранением месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, месячных и иных дополнительных выплат по воинской должности, которую они занимали до назначения.

16. По смыслу статьи 145 УИК РФ, военнослужащие, отбывающие наказание в виде ограничения по военной службе, не могут быть назначены на высшую воинскую должность. Если с учетом характера совершенного преступления и иных обстоятельств военнослужащий, которому назначено наказание в виде ограничения по военной службе, не может быть оставлен в воинской должности, связанной с руководством подчиненными, он по решению соответствующего воинского должностного лица назначается на другую воинскую должность в пределах воинской части либо с переводом в другую воинскую часть или местность в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы, о чем извещается суд, вынесший приговор.

 

Денежное довольствие и иные выплаты

 

17. В соответствии с частями 1, 2 и 28 статьи 2 Федерального закона от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и пунктами 10 и 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" денежное довольствие военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, является основным средством их материального обеспечения и стимулирования исполнения обязанностей военной службы и подлежит выплате с момента начала военной службы по день их исключения из списков личного состава воинской части в связи с окончанием военной службы.

Судам необходимо учитывать, что денежное довольствие и другие выплаты считаются выданными военнослужащему в день их получения в финансовой службе воинской части (уполномоченном финансовом органе) либо в день поступления (зачисления) денежных средств на банковский (карточный) счет военнослужащего.

При подготовке дел к судебному разбирательству по заявлениям военнослужащих об оспаривании размера и состава выплачиваемого денежного довольствия, иных выплат суд должен выяснять, какой орган на основании статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации как распорядитель бюджетных средств должен выступать в суде от имени органа военного управления или воинского должностного лица (например, федеральное казенное учреждение "Единый расчетный центр Министерства обороны Российской Федерации", управление финансового обеспечения и др.), и надлежащим образом извещать его о времени и месте судебного заседания.

18. При рассмотрении дел, связанных с невыплатой (выплатой не в полном объеме) денежного довольствия в период нахождения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в распоряжении командира (начальника), судам следует учитывать, что в этот период военнослужащим выплачиваются оклад по воинскому званию, оклад по последней занимаемой воинской должности и ежемесячная надбавка за выслугу лет в порядке, предусмотренном руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, а при прохождении военной службы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе в отдаленных местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях, выплачивается денежное довольствие с учетом коэффициентов и процентных надбавок (части 24 и 28 статьи 2 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат").

Истечение срока нахождения военнослужащего в распоряжении командира (начальника), предусмотренного пунктом 4 статьи 42 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и статьей 13 Положения о порядке прохождения военной службы, не может являться основанием для прекращения выплаты ему денежного довольствия.

19. При разрешении споров военнослужащих, назначенных с их согласия в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, следует учитывать, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 17 марта 1999 года N 305 "О сохранении за военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, месячных окладов по ранее занимаемым воинским должностям при переводе их на воинские должности с меньшими месячными окладами в связи с реформированием Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых законом предусмотрена военная служба" (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 31 января 2012 года N 60), таким военнослужащим выплата сохраненного оклада по прежней воинской должности производится при прохождении военной службы на той воинской должности, на которую они были назначены с сохранением указанного оклада. Назначение впоследствии на иную воинскую должность не влечет выплату военнослужащему ранее сохраненного оклада по прежней воинской должности.

20. Судам следует иметь в виду, что в силу части 30 статьи 2 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" военнослужащему, в отношении которого в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, выплата денежного довольствия приостанавливается со дня заключения его под стражу и возобновляется со дня освобождения из-под стражи. При этом в случае вынесения военнослужащему оправдательного приговора или прекращения в отношении его уголовного дела по реабилитирующим основаниям денежное довольствие выплачивается в полном объеме за весь период содержания под стражей.

Военнослужащим, осужденным к отбыванию наказания в дисциплинарных воинских частях, со дня вступления приговора в законную силу и до назначения на воинские должности по отбытии наказания или до увольнения с военной службы денежное довольствие выплачивается в порядке и размерах, которые установлены для военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации.

 

Право на отдых

 

21. Дополнительные сутки (дополнительное время) отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, предоставляются в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" с учетом положений статей 219 - 221, 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495, статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы, а также с учетом требований, изложенных в Порядке учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (приложение N 2 к Положению о порядке прохождения военной службы).

Исходя из названных положений предусмотрены следующие сроки (периоды) предоставления дополнительных суток (дополнительного времени) отдыха: в другие дни недели, в период основного отпуска путем его увеличения за счет присоединения дополнительных суток отдыха, в период дополнительного времени отдыха до дня начала основного отпуска. При этом общая продолжительность ежегодного основного отпуска с учетом дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха не может превышать 60 суток, не считая времени, необходимого для проезда к месту использования отпуска и обратно.

В тех случаях, когда военнослужащему не было предоставлено дополнительное время (дополнительные сутки) отдыха вместе с основным отпуском за истекший год до истечения первого квартала следующего года, срок, с которого исчисляется нарушение права военнослужащего на предоставление дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха за предшествующий период, начинает исчисляться с первого дня второго квартала следующего года.

Судам также следует учитывать, что согласно пункту 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, по их просьбе вместо предоставления дополнительных суток отдыха может выплачиваться денежная компенсация в размере денежного содержания за каждые положенные дополнительные сутки отдыха.

Помимо дополнительного времени (дополнительных суток) отдыха, в соответствии с пунктом 12 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим предоставляются дополнительные отпуска, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации.

22. В силу подпункта 11 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" военнослужащим - ветеранам боевых действий основной отпуск предоставляется в удобное для них время.

При этом согласно пунктам 5.1 и 12 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим - ветеранам боевых действий, указанным в Федеральном законе "О ветеранах", помимо основного отпуска, предоставляется дополнительный отпуск продолжительностью 15 суток. В год увольнения с военной службы указанный отпуск предоставляется военнослужащему в полном объеме.

23. Исходя из содержания абзаца шестого пункта 10 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" отпуск по личным обстоятельствам продолжительностью 30 суток предоставляется также военнослужащим, проходящим в соответствии с федеральными законами военную службу после достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе и не использовавшим указанный отпуск ранее. При этом отпуск по личным обстоятельствам предоставляется при общей продолжительности военной службы таких военнослужащих 20 лет и более.

Необходимо учитывать, что, по смыслу пункта 2 статьи 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих", общая продолжительность военной службы военнослужащего включает в себя все время его военной службы как по призыву, так и по контракту, в том числе и в случаях повторного поступления на военную службу. Определение общей продолжительности военной службы производится в календарном исчислении. Законодательство Российской Федерации не предусматривает, например, возможности зачета службы в органах внутренних дел в общую продолжительность военной службы для предоставления отпуска по личным обстоятельствам.

24. В соответствии с пунктом 17 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащим-супругам, проходящим военную службу по контракту, основной отпуск с учетом их желания предоставляется одновременно.

Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, супруги которых находятся в отпуске по беременности и родам, основной отпуск также предоставляется с учетом желания военнослужащих.

В случае когда один из родителей (опекун, попечитель) является военнослужащим или когда оба родителя (опекуны, попечители) являются военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, согласно пункту 2 статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства до достижения ими 18 лет таким родителям (опекунам, попечителям) предоставляются четыре дополнительных выходных дня в месяц.

Указанные выходные дни могут быть использованы одним из родителей (опекуном, попечителем) либо разделены родителями (опекунами, попечителями) между собой по их усмотрению.

 

Право на жилище

 

25. При рассмотрении исков (заявлений) военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального закона "О статусе военнослужащих", так и нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также изданными в соответствии с ними указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, принятыми законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

В связи с изложенным судам следует исходить из того, что гарантированное статьей 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" право военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей на обеспечение жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств за счет средств федерального бюджета на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления жилых помещений должно реализовываться в порядке и на условиях, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами ЖК РФ и Семейного кодекса Российской Федерации.

26. Обратить внимание судов на то, что согласно части 2 статьи 15, части 5 статьи 57 ЖК РФ, пунктам 1 и 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предоставляемое военнослужащему жилое помещение по договору социального найма или в собственность, в том числе по избранному постоянному месту жительства, должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства и должно находиться в границах соответствующего населенного пункта.

Судам также следует учитывать, что в силу пункта 19 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в случае, если военнослужащий, проходящий военную службу по истечении срока контракта в добровольном порядке до получения жилого помещения, отказывается от предложенного жилого помещения, которое расположено по избранному месту жительства, а также изъявляет желание изменить ранее избранное место жительства, такому военнослужащему предоставляется жилищная субсидия.

Разрешая споры, связанные с предоставлением военнослужащим жилого помещения либо жилищной субсидии вместо ранее предложенного жилого помещения, судам необходимо учитывать конкретные обстоятельства дела, интересы военнослужащих и членов их семей и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

27. Согласно пункту 5 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

Если военнослужащий реализовал свое право на жилое помещение по договору социального найма в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О статусе военнослужащих", и не может представить документы о его освобождении, повторное обеспечение такого военнослужащего жилым помещением по договору социального найма осуществляется в общем порядке согласно нормам ЖК РФ с учетом ранее полученного жилого помещения от федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Расторжение супругой (супругом) военнослужащего в отношении себя на основании статьи 83 ЖК РФ договора социального найма жилого помещения в связи с выездом к месту военной службы супруга (супруги) в другой населенный пункт не относится к действиям по намеренному ухудшению жилищных условий (статья 53 ЖК РФ).

28. Во избежание нарушения прав военнослужащих на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с пунктом 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" судам следует исходить из того, что такое право сохраняется за офицерами в воинском звании полковника, ему равном и выше, не только проходящими военную службу, но и уволенными с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. Иные категории военнослужащих (например, командиры воинских частей в воинском звании до подполковника, капитана 2 ранга включительно) имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения только в период прохождения военной службы.

При наличии права на дополнительную общую площадь жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации по нескольким основаниям увеличение размера общей площади жилого помещения производится по одному из них (пункт 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

В тех случаях, когда военнослужащему невозможно предоставить по установленным нормам жилое помещение, в том числе с учетом его права на дополнительную общую площадь жилого помещения, допускается превышение нормы предоставления жилого помещения с учетом конструктивных и технических параметров многоквартирного дома, но не более установленных норм (пункты 1 и 3 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

Предусмотренное абзацем четвертым пункта 16 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" право военнослужащих на предоставление жилого помещения в собственность общей площадью, превышающей установленную норму предоставления площади жилого помещения, может быть реализовано только с их согласия, поскольку в этом случае военнослужащие производят оплату общей площади жилого помещения, превышающей норму предоставления площади жилого помещения, за счет собственных средств. Порядок оплаты общей площади жилого помещения, превышающей норму предоставления площади жилого помещения, устанавливается Правительством Российской Федерации.

29. При разрешении споров о праве членов семей военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членов семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы, на жилое помещение необходимо учитывать, что в силу пункта 1.1 статьи 15.1 и пункта 3.1 статьи 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих" жилищные субсидии либо жилые помещения предоставляются им с учетом права погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, в том числе на дополнительную общую площадь жилого помещения на дату его гибели (смерти).

 

Социальные гарантии и компенсации при исполнении

обязанностей военной службы

 

30. В силу пункта 9 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, члены их семей, имеющие право на социальные гарантии и компенсации в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих", пользуются социальными гарантиями и компенсациями, установленными для граждан федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При этом необходимо исходить из того, что право на предоставление социальных гарантий и компенсаций членам семей военнослужащих непосредственно вытекает из факта исполнения военнослужащими обязанностей военной службы (например, предоставление отпуска без сохранения заработной платы до 14 календарных дней в году - статья 128 ТК РФ; социальные гарантии в области образования - пункт 5 части 7 статьи 71 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации") и наступает при определенных условиях (например, в случае смерти военнослужащего вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболеваний, полученных им при исполнении обязанностей военной службы, в том числе при участии в проведении контртеррористических операций и (или) иных мероприятий по борьбе с терроризмом).

31. Исходя из положений пунктов 8 и 9 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, членам его семьи выплачиваются установленные этим законом пособия и компенсации.

Разрешая споры, связанные с предоставлением членам семьи указанных лиц социальных гарантий и компенсаций, судам следует проверять, наступила ли гибель (смерть) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении ими обязанностей военной службы, принимая во внимание то, что при обстоятельствах, перечисленных в пункте 2 статьи 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" (например, совершение ими деяния, признанного в установленном порядке общественно опасным), военнослужащие или граждане, призванные на военные сборы, не признаются погибшими (умершими), получившими увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы.

32. Судам надлежит учитывать, что нормы пунктов 3 и 6 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и части 12 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" предусматривают выплату военнослужащим при повреждении здоровья в связи с осуществлением служебной деятельности однородных по своей сути единовременных пособий, в связи с чем при одновременном возникновении нескольких оснований для таких единовременных пособий выплата осуществляется по одному основанию по выбору получателя.

33. Судам следует иметь в виду, что Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" распространяется на определенный круг лиц, непосредственно указанных в статье 1 этого закона. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в Законе не указаны, в связи с чем на них действие статьи 33 Закона не распространяется.

При рассмотрении дел, связанных с проездом военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, надлежит учитывать, что в отношении их действует специальная норма, предусмотренная пунктом 1.1 статьи 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Согласно названной норме военнослужащие, проходящие военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в других местностях с неблагоприятными климатическими и (или) экологическими условиями, в том числе отдаленных, а также на территории субъектов Российской Федерации, входящих в Уральский, Сибирский и Дальневосточный федеральные округа, имеют право на проезд на безвозмездной основе железнодорожным, воздушным, водным и автомобильным (за исключением такси) транспортом один раз в год по территории Российской Федерации к месту использования основного (каникулярного) отпуска и обратно.

При этом военнослужащие, проходящие военную службу по контракту за пределами территории Российской Федерации, имеют право на проезд на безвозмездной основе к месту использования основного (каникулярного) отпуска на территории Российской Федерации и обратно.

 

Материальная и иные виды ответственности военнослужащих

 

34. При рассмотрении споров, возникающих в связи с привлечением военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, к материальной ответственности, судам следует учитывать, что основания и порядок привлечения названных лиц к материальной ответственности за ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы, определяются Федеральными законами "О статусе военнослужащих" и "О материальной ответственности военнослужащих".

Согласно пунктам 1 и 4 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" возмещение ущерба, размер которого не превышает одного оклада месячного денежного содержания военнослужащего и одной месячной надбавки за выслугу лет, производится по приказу командира (начальника) воинской части. Приказ о привлечении к материальной ответственности может быть оспорен военнослужащим в соответствующий военный суд в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.

Вопрос о возмещении ущерба, размер которого превышает один оклад месячного денежного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет, решается судом по иску командира (начальника) воинской части.

В силу пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" военнослужащие могут быть привлечены к материальной ответственности в течение трех лет со дня обнаружения ущерба. Днем обнаружения ущерба следует считать день, когда командиру воинской части, а в соответствующих случаях вышестоящим в порядке подчиненности органам военного управления и воинским должностным лицам стало известно о наличии материального ущерба, причиненного военнослужащим.

35. Возмещение ущерба, причиненного военнослужащими не при исполнении обязанностей военной службы или при исполнении таких обязанностей, но имуществу, не находящемуся в федеральной собственности и не закрепленному за воинскими частями, либо ущерба, причиненного физическим лицам, осуществляется в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации.

При этом судам следует иметь в виду, что приведение военнослужащим себя в состояние опьянения, а также другие обстоятельства, перечисленные в пункте 2 статьи 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", не освобождают его от ответственности, в том числе материальной, за нарушение обязанностей военной службы.

36. Если административное правонарушение совершено военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, за исключением случаев, когда за такое административное правонарушение это лицо несет административную ответственность на общих основаниях, в соответствии с частью 2 статьи 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению для привлечения указанного лица к дисциплинарной ответственности.

При этом срок давности привлечения к дисциплинарной ответственности согласно пункту 8 статьи 28.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" исчисляется в течение одного года со дня совершения дисциплинарного проступка.

Судам необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 94 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495, если грубым дисциплинарным проступком является административное правонарушение, то дисциплинарный арест может быть применен только в том случае, когда за такое административное правонарушение КоАП РФ предусмотрено административное наказание в виде административного ареста.

Заявления об оспаривании действий и решений воинского должностного лица, связанных с применением в отношении виновных лиц дисциплинарных взысканий в указанных случаях, рассматриваются военными судами в порядке, предусмотренном подразделом III раздела II ГПК РФ.

37. За совершение административных правонарушений, предусмотренных в части 2 статьи 2.5 КоАП РФ, военнослужащие и призванные на военные сборы граждане несут административную ответственность на общих основаниях.

При назначении военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, административных наказаний за совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 12.7 и частью 3 статьи 12.8 КоАП РФ, судья не вправе назначить предусмотренные их санкциями наказания: административный штраф (часть 6 статьи 3.5), административный арест (часть 2 статьи 3.9) или обязательные работы (часть 3 статьи 3.13), поскольку к указанной категории лиц не применяются данные виды наказаний, а также судья не вправе заменить наказание другим, более мягким, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 3.3 КоАП РФ за административное правонарушение может быть назначено лишь то административное наказание, которое указано в санкции применяемой статьи Кодекса.

Поскольку в таких случаях у судьи нет оснований для вынесения постановления о назначении административного наказания, по смыслу части 2 статьи 24.5 и пункта 1 части 2 статьи 29.9 КоАП РФ производство по делу подлежит прекращению, а материалы дела - передаче командиру (начальнику) воинской части, где виновный проходит военную службу, для применения иных мер воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В случае привлечения указанного военнослужащего к дисциплинарной ответственности она должна применяться не за административное правонарушение, а по основаниям, установленным статьей 28.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", и в порядке, предусмотренном этим Федеральным законом и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации.

38. Военные суды должны оценивать не только обоснованность привлечения к дисциплинарной ответственности военнослужащего, но и соразмерность примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка и степени его вины. Под несоразмерностью примененного к военнослужащему дисциплинарного взыскания следует понимать очевидное несоответствие примененного дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка, например, если будет установлено, что командир (начальник) не учел все обстоятельства, которые надлежит учитывать в силу закона.

При этом суды не вправе определять вид дисциплинарного взыскания, которое надлежит применить к военнослужащему.

Судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 96 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации дисциплинарное взыскание - предупреждение о неполном служебном соответствии - может быть применено только к военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, занимающему штатную воинскую должность. К военнослужащему, состоящему в распоряжении командира (начальника), указанное дисциплинарное взыскание не применяется.

В случае систематического нарушения должностных и (или) специальных обязанностей до окончания срока действия данного взыскания военнослужащий может быть представлен к снижению в воинской должности или досрочному увольнению с военной службы.

 

Увольнение с военной службы

 

39. При увольнении военнослужащих с военной службы в связи с достижением предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями за ними сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и иными нормативными правовыми актами.

При наличии у военнослужащего одновременно нескольких оснований для увольнения с военной службы, предусмотренных статьей 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" (за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям, предусмотренным подпунктами "д", "д1", "д2", "е", "е1" и "з" пункта 1 и подпунктами "в", "д", "е1" и "е2" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"), он имеет право выбора одного из них по своему усмотрению.

При разрешении споров об увольнении с военной службы беременных женщин-военнослужащих, военнослужащих женского пола, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также имеющих детей-инвалидов или инвалидов с детства до достижения ими возраста 18 лет, одиноких матерей, имеющих детей в возрасте до 14 лет, необходимо учитывать социальные гарантии, предусмотренные для них пунктом 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы.

40. В случае сокращения занимаемой воинской должности и при невозможности назначения военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, на равную воинскую должность и отсутствии его согласия с назначением на высшую или низшую воинскую должность такой военнослужащий может быть досрочно уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями (подпункт "а" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе").

По смыслу нормативных положений, регулирующих военную службу и порядок ее прохождения, при сокращении воинской должности, занимаемой военнослужащим, и отсутствии вакантных воинских должностей в военном округе, в котором он проходит военную службу, другая воинская должность должна предлагаться военнослужащему, изъявившему желание на назначение на низшие или высшие воинские должности, в масштабе Вооруженных Сил Российской Федерации, а военнослужащим других войск, воинских формирований и органов - в масштабах федерального органа исполнительной власти, в котором они проходят военную службу.

41. Досрочное увольнение с военной службы по подпункту "в" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с невыполнением условий контракта может применяться к военнослужащим в порядке дисциплинарного взыскания и в порядке аттестации с учетом соответствия военнослужащего предъявляемым к нему требованиям.

Невыполнением условий контракта как основанием для досрочного увольнения военнослужащего с военной службы следует считать лишь значительные (существенные) отступления от требований законодательства о воинской обязанности и военной службе, которые могут выражаться, в частности, в совершении виновных действий (бездействия), свидетельствующих об отсутствии у военнослужащего необходимых качеств для надлежащего выполнения обязанностей военной службы; совершении одного из грубых дисциплинарных проступков, составы которых перечислены в пункте 2 статьи 28.5 Федерального закона "О статусе военнослужащих"; совершении дисциплинарного проступка при наличии у него неснятых дисциплинарных взысканий; совершении уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения, за которое военнослужащий несет ответственность на общих основаниях; иных юридически значимых обстоятельств, позволяющих в силу специфики служебной деятельности военнослужащего сделать вывод о том, что он перестал удовлетворять требованиям законодательства о воинской обязанности и военной службе, предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

Если военнослужащий по своим деловым и личным качествам не соответствует требованиям, предъявляемым к лицам, проходящим военную службу (о чем может свидетельствовать, например, наличие у него неснятых дисциплинарных взысканий), его досрочное увольнение с военной службы возможно только по результатам аттестации, в том числе внеочередной.

42. Решение о досрочном увольнении военнослужащего с военной службы в связи с переводом на федеральную государственную гражданскую службу (подпункт "ж" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе") должно быть основано не только на волеизъявлении военнослужащего, но и на объективных данных, гарантирующих возможность его поступления на конкретную должность государственной гражданской службы.

43. Юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению судами по делам об оспаривании досрочного увольнения с военной службы по подпункту "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", являются не только обстоятельства, связанные с установлением факта нарушения запретов, ограничений и обязанностей, установленных пунктом 7 статьи 10 и статьей 27.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", но и обстоятельства, связанные с соблюдением воинскими должностными лицами процедуры досрочного увольнения военнослужащего с военной службы по указанному основанию.

При рассмотрении споров о применении взыскания, предусмотренного подпунктом "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", необходимо учитывать, что оно применяется не позднее одного месяца со дня поступления информации о совершении военнослужащим коррупционного правонарушения лицу, обладающему правом применения указанного взыскания, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам, а также времени проведения проверки и рассмотрения ее материалов комиссией по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационной комиссией). При этом взыскание должно быть применено не позднее шести месяцев со дня поступления информации о совершении коррупционного правонарушения.

По смыслу Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", под актом о применении к военнослужащему взыскания - досрочного увольнения с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом "е.1" пункта 2 статьи 51 названного закона, понимается приказ воинского должностного лица, обладающего правом его издания.

44. В соответствии с подпунктом "а" пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащий в случае существенного и (или) систематического нарушения в отношении его условий контракта о прохождении военной службы со стороны федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, имеет право на досрочное увольнение с военной службы.

Существенным нарушением условий контракта со стороны федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, может быть признано такое нарушение, из-за которого военнослужащий лишился возможности осуществлять свои конституционные права, либо нарушение, лишающее военнослужащего или членов его семьи возможности воспользоваться наиболее значимыми для них правами, социальными гарантиями и компенсациями, предусмотренными законодательством о порядке прохождения военной службы и статусе военнослужащих.

При разрешении заявлений об оспаривании отказа в увольнении с военной службы в связи с нарушением условий контракта о прохождении военной службы со стороны федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, вопрос о том, являются ли допущенные в отношении военнослужащего нарушения условий контракта существенными, должен решаться судом индивидуально по каждому конкретному делу с учетом таких обстоятельств, как семейное и материальное положение военнослужащего, место его военной службы и условия ее прохождения, а также других данных.

Систематическим нарушением условий контракта должны признаваться многократные нарушения предусмотренных законодательством о статусе военнослужащих прав военнослужащего (повторяющиеся более двух раз) в течение непродолжительного времени.

45. Судам следует учитывать, что признание офицеров или прапорщиков (мичманов) ограниченно годными к военной службе на основании подпункта "б" пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" не предполагает принуждение их к дальнейшему прохождению военной службы, поскольку решение вопроса о сохранении или прекращении статуса таких военнослужащих зависит от их свободного волеизъявления. В случае увольнения с военной службы, если общая продолжительность военной службы составляет 10 лет и более, такие военнослужащие не могут быть без их согласия сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилищной субсидией или жилыми помещениями в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О статусе военнослужащих" для военнослужащих.

При этом признание военно-врачебной комиссией военнослужащего ограниченно годным к военной службе дает ему право, но не обязывает досрочно увольняться с военной службы и не лишает его права продолжать военную службу на должности, позволяющей выполнять соответствующие состоянию здоровья общие, должностные и специальные обязанности. В связи с этим военнослужащие, принявшие решение продолжить военную службу, обеспечиваются жилыми помещениями в общем порядке в соответствии с существующей очередностью федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

46. В случаях досрочного увольнения военнослужащих с военной службы в связи с нарушением в отношении их условий контракта или в связи с признанием их ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья (подпункты "а" и "б" пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе") они по основаниям и в порядке, которые предусмотрены пунктом 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", должны обеспечиваться жилищными субсидиями или жилыми помещениями как увольняющиеся соответственно в связи с организационно-штатными мероприятиями или по состоянию здоровья.

47. При проверке законности и обоснованности действий воинских должностных лиц, связанных с увольнением военнослужащего с военной службы по собственному желанию, судам необходимо учитывать, что согласно пункту 6 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащий по заключению аттестационной комиссии может быть уволен с военной службы досрочно по собственному желанию при наличии у него уважительных причин.

Под уважительными причинами понимаются обстоятельства, которые объективно не позволяют военнослужащему в полном объеме выполнять условия заключенного контракта.

Поданный военнослужащим рапорт и соответствующее заключение аттестационной комиссии не являются безусловными основаниями для увольнения по собственному желанию, поскольку решение данного вопроса отнесено к полномочиям соответствующего воинского должностного лица.

48. Военнослужащие, имеющие право на обеспечение жилищными субсидиями или жилыми помещениями по договору социального найма или в собственность, не могут быть уволены с военной службы с оставлением их на учете нуждающихся в жилых помещениях по последнему месту военной службы при отсутствии их согласия на такое увольнение.

В случаях когда указанные военнослужащие, настаивая на досрочном увольнении с военной службы, согласились уволиться с военной службы, оснований для их последующего восстановления на военной службе для обеспечения жилищной субсидией или жилым помещением не имеется, поскольку в этом случае требования пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не нарушаются.

Если такие военнослужащие не соглашаются с увольнением их с военной службы без предоставления жилищной субсидии или жилого помещения, суд отказывает в удовлетворении их требований об увольнении с военной службы, поскольку указанные лица в соответствии с законом не могут быть уволены с военной службы.

Исходя из положений абзаца четырнадцатого пункта 1 статьи 15, абзаца второго пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы при разрешении споров о правомерности увольнения с военной службы военнослужащих, обеспеченных служебными жилыми помещениями, до реализации ими права на жилище по избранному постоянному месту жительства, отличному от места военной службы, суды должны учитывать условия заключенного военнослужащими договора найма служебного жилого помещения (жилищного договора) и другие заслуживающие внимание обстоятельства.

49. В силу пункта 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

В случае если нарушение прав военнослужащего может быть устранено без восстановления его на военной службе или в списке личного состава воинской части, судом выносится решение только об устранении допущенного нарушения.

50. В случае признания судом увольнения с военной службы необоснованным военнослужащий в соответствии с пунктом 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" подлежит восстановлению на военной службе в прежней (или с его согласия - равной или не ниже) должности с возмещением всех причиненных убытков. Причиненный таким увольнением моральный вред подлежит возмещению по решению суда на основании волеизъявления военнослужащего. Восстановление на военной службе производится путем отмены приказа об увольнении военнослужащего с военной службы. Отмена приказа об увольнении военнослужащего с военной службы производится воинским должностным лицом, издавшим приказ, или его прямым начальником. При этом признание военнослужащего не годным по состоянию здоровья к военной службе, истечение срока заключенного контракта или достижение им предельного возраста пребывания на военной службе на момент судебного разбирательства не может служить препятствием к принятию такого решения.

51. Принимая во внимание право прокурора вступать в процесс в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 45 ГПК РФ, военным судам следует извещать соответствующего военного прокурора о месте и времени рассмотрения гражданских дел о восстановлении военнослужащих на военной службе.

При рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с нарушением их прав, свобод и охраняемых законом интересов, необходимо устанавливать причины и условия, способствовавшие нарушению воинскими должностными лицами и органами военного управления законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих, и при наличии к тому оснований реагировать на них в предусмотренном процессуальным законом порядке.

Обратить внимание судов на то, что исполнение судебных решений по вопросам воинской обязанности, военной службы и статуса военнослужащих должно рассматриваться как элемент судебной защиты, а федеральные органы исполнительной власти обязаны принимать необходимые меры по их реализации. Неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки.

52. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих";

пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам".

 

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.МОМОТОВ

 

 


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 февраля 2015 г. N 25-КГ14-6

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Корчашкиной Т.Е. и Горчаковой Е.В.

при секретаре Акулове Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Красуляка Ю.И. об оспаривании решения должностного лица Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации

по кассационной жалобе Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации на решение Ахтубинского районного суда Астраханской области от 14 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 26 февраля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации - Сахарчук С.З., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Красуляк Ю.И. обратился в суд с заявлением об обжаловании решения начальника Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 8 августа 2013 г. N 788 об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранном после увольнения с военной службы месте жительства, предоставляемых по договору социального найма.

В обоснование требований Красуляк Ю.И. ссылался на то, что 12 июля 2010 г. досрочно уволен из армии на основании пп. "е" п. 1 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", имеет выслугу лет 22 года 10 месяцев. Проживал в квартире по адресу: г. <...>, <...>, предоставленной ему в период прохождения военной службы, с женой и сыном, однако 28 сентября 2007 г. брак между ним и Красуляк С.В. был расторгнут, и в 2009 году он снялся с регистрационного учета по указанному адресу. Красуляк Ю.И. считал незаконным отказ в принятии его на учет нуждающихся в жилых помещениях в избранном после увольнения с военной службы месте жительства, поскольку законом предусмотрено право военнослужащих на получение жилья по избранному месту жительства после увольнения с военной службы, и он является нуждающимся в жилом помещении.

Решением Ахтубинского районного суда Астраханской области от 14 ноября 2013 г. требования Красуляка Ю.И. удовлетворены.

Признано незаконным решение начальника Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 8 августа 2013 г. N 788 об отказе в принятии Красуляка Ю.И. на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.

На указанное должностное лицо возложена обязанность признать Красуляка Ю.И. (состав семьи 1 человек) нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма в избранном после увольнения с военной службы постоянном месте жительства, и представить сведения о нем в Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации для включения в единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 26 февраля 2014 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

Определением судьи Астраханского областного суда от 8 августа 2014 года представителю Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации Сахарчук С.З. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поступившей в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, представитель Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации Сахарчук С.З. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, ссылаясь на допущенные судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального права

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2014 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Красуляк Ю.И., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не явился. До начала рассмотрения дела судом кассационной инстанции от Красуляка Ю.И. поступили заявление о рассмотрении дела в его присутствии и телеграмма о переносе даты слушания дела на другой день в связи с его болезнью, однако, документы, подтверждающие уважительность причин неявки в судебное заседание, Красуляк Ю.И. суду кассационной инстанции не представил, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судами при рассмотрении настоящего дела допущено такого характера существенное нарушение норм материального права.

Как следует из материалов дела, Красуляк Ю.И. заключил первый контракт о прохождении военной службы в 1994 году.

На основании ордера от 21 октября 1994 г. N 391 Красуляку Ю.И. на состав семьи три человека (он, жена, сын) от Министерства обороны Российской Федерации была предоставлена двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: г. <...>, общей площадью 45,3 кв. м.

В 2007 году Красуляк Ю.И. расторг брак с Красуляк С.В.

Решением Знаменского городского суда Астраханской области от 27 января 2009 г. в удовлетворении исковых требований Красуляка Ю.И. к Красуляк С.В. об изменении договора найма жилого помещения, расположенного по указанному выше адресу, отказано.

В мае 2009 года Красуляк Ю.И. снялся с регистрационного учета по данному адресу. Впоследствии указанное жилое помещение передано в собственность бывшей супруге и сыну в порядке приватизации.

В соответствии с приказом Командующего ракетными войсками стратегического назначения от 28 июня 2010 г. N 076 и приказом временно исполняющего обязанности начальника штаба войсковой части <...> от 12 июля 2010 г. N 148 подполковник Красуляк Ю.И. уволен досрочно с военной службы по пп. "е" п. 1 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с осуждением приговором Знаменского гарнизонного военного суда от 22 января 2010 г. по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы сроком на 4 года 3 месяца. Выслуга лет заявителя в календарном исчислении составляет 22 года 10 месяцев.

31 июля 2013 г. Красуляк Ю.И. обратился с заявлением на имя начальника ФГКУ "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации о принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Решением начальника ФГКУ "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 7 августа 2013 г. N 788 Красуляку Ю.И. отказано в постановке на учет в качестве нуждающегося в получении жилого помещения в избранном после увольнения постоянном месте жительства. Основанием для отказа в принятии на учет явились утрата статуса военнослужащего на момент подачи заявления, обеспечение Министерством обороны Российской Федерации жилым помещением в 1994 году и ухудшение жилищных условий, что исключает повторное обеспечение таких граждан бесплатным жилым помещением.

Разрешая заявление Красуляка Ю.И., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемое решение начальника ФГКУ "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 7 августа 2013 г. N 788 препятствует заявителю в осуществлении его законного права на обеспечение жилым помещением в избранном после увольнения с военной службы месте жительства. При этом суд исходил из того, что увольнение Красуляка Ю.И. произведено досрочно, при выслуге более 20 лет военной службы, заявитель не имел реальной возможности до увольнения быть признанным нуждающимся в жилом помещении, жилого помещения в собственности либо по договору социального найма не имеет, представил необходимые документы для постановки на учет нуждающихся в жилом помещении после увольнения, в связи с чем вправе состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.

Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда согласилась с указанной позицией суда первой инстанции.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенные выводы судебных инстанций основанными на ошибочном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как нормами Федерального закона "О статусе военнослужащих", так и нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), принятыми в соответствии с ЖК РФ другими федеральными законами, а также изданными в соответствии с ними указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, принятыми законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Абзацем третьим пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" в редакции, действовавшей на момент обращения Красуляка Ю.И. с заявлением о постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, предусматривалось, что военнослужащим, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года (за исключением курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования), и совместно проживающим с ними членам их семей на первые пять лет военной службы предоставляются служебные жилые помещения или общежития. При продолжении военной службы свыше указанных сроков им предоставляются жилые помещения на общих основаниях.

Согласно абзацу первому пункта 14 статьи 15 названного выше Федерального закона обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

В соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 23 этого же Закона военнослужащие-граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений или жилищной субсидии. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.

Однако, как установлено судом и усматривается из материалов дела, Красуляк Ю.И. был уволен с военной службы досрочно в связи с осуждением по приговору суда, то есть по основанию, не предусмотренному пунктом 14 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих".

Кроме того, из положений статей 15 и 23 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" следует, что реализация права на жилье военнослужащих, заключивших контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года, осуществляется путем предоставления за счет Министерства обороны Российской Федерации жилья для постоянного проживания в период военной службы (после пяти лет военной службы) с передачей этого жилья при увольнении в запас им в собственность или с условием его сдачи для последующего обеспечения жильем по избранному месту жительства.

При этом право на получение жилого помещения по избранному месту жительства на условиях договора социального найма может быть предоставлено военнослужащему один раз при увольнении его с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при условии наличия общей продолжительности военной службы 10 лет и более.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", если военнослужащий реализовал свое право на жилое помещение по договору социального найма в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О статусе военнослужащих", и не может представить документы о его освобождении, повторное обеспечение такого военнослужащего жилым помещением по договору социального найма осуществляется в общем порядке согласно нормам ЖК РФ с учетом ранее полученного жилого помещения от федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Таким образом, предоставляя военнослужащим гарантии обеспечения жильем для постоянного проживания (в собственность бесплатно или по договору социального найма), Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ возлагает на Министерство обороны Российской Федерации обязанность по предоставлению им такого жилья только один раз за все время военной службы, что, в свою очередь, предполагает обязанность военнослужащего сдать выделенное ему по месту прохождения военной службы жилое помещение для последующего обеспечения жильем по избранному военнослужащим месту жительства. Исключений из этого правила для военнослужащих, обеспеченных жильем для постоянного проживания в период прохождения военной службы, законом не предусмотрено.

В случае, если военнослужащий распорядился полученным ранее от Министерства обороны Российской Федерации по установленным нормам жилым помещением и не может представить документы о его освобождении, то он не имеет права требовать повторного предоставления жилого помещения по договору социального найма в порядке, определенном статьей 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

В данном случае, суд признал установленным, что Красуляк Ю.И. добровольно распорядился выделенным ему Министерством обороны Российской Федерации жильем, оставив свою часть жилого помещения бывшей супруге и сыну. В связи с чем последующее обеспечение его жилым помещением возможно лишь на общих основаниях в порядке, предусмотренном главой 7 Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть по решению органа самоуправления по его месту жительства (избранного места жительства после увольнения в запас), а не Министерством обороны Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Красуляк Ю.И. не подлежит обеспечению жильем Министерством обороны Российской Федерации, и принятое начальником Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации оспариваемое решение от 7 августа 2013 г. N 788 об отказе в принятии его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении соответствует требованиям действующего законодательства.

Между тем судебными инстанциями указанные законоположения и установленные обстоятельства учтены не были, в связи с чем состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными.

В целях исправления судебной ошибки в применении норм материального права, допущенной судами при рассмотрении дела, которая повлекла вынесение неправосудных судебных постановлений, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации признает решение Ахтубинского районного суда Астраханской области от 14 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 26 февраля 2014 г. подлежащими отмене.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления Красуляка Ю.И. о признании незаконным решения начальника Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 8 августа 2013 г. N 788.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Ахтубинского районного суда Астраханской области от 14 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 26 февраля 2014 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления Красуляка Ю.И. о признании незаконным решения начальника Федерального государственного казенного учреждения "Южное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 8 августа 2013 г. N 788 об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, отказать.

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2015 г. N 4-КГ14-42

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В. и Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 2 февраля 2015 г. дело по иску военного комиссариата Московской области к Феценко Д.В. о взыскании незаконно полученных сумм пенсии

по кассационной жалобе Феценко Д.В. на решение Наро-Фоминского городского суда Московской области от 15 октября 2013 г. в редакции определения этого же суда от 8 ноября 2013 г. об исправлении описки и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 16 апреля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Феценко Д.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя военного комиссариата Московской области Матирного А.Н., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

военный комиссариат Московской области обратился в суд с иском к Феценко Д.В. о возмещении ущерба, причиненного государству в виде незаконно полученных сумм пенсии в размере <...> рублей <...> копеек.

В обоснование заявленных требований военный комиссариат Московской области ссылался на то, что с 20 июля 2010 г. Феценко Д.В. назначена пенсия за выслугу лет по линии Министерства обороны Российской Федерации в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органах уголовно-исполнительной системы и их семей" (далее - Закон Российской Федерации N 4468-1). Начисление пенсии за выслугу лет осуществлялось военным комиссариатом Московской области, а перечисление на вклад Феценко Д.В. производилось через Управление сопровождения операций физических лиц ПЦП Центра сопровождения клиентских операций ОАО "Сбербанк России" г. Тулы и Наро-Фоминское отделение N <...> ОАО "Сбербанк России" г. Наро-Фоминска. В 2011 году Феценко Д.В. поступил на службу в Центральную акцизную таможню Федеральной таможенной службы Российской Федерации, однако военный комиссариат узнал о данном обстоятельстве только в июне 2013 года, в связи с чем с 1 июля 2013 г. приостановил ему выплату пенсии. В результате непредставления сведений в военный комиссариат Московской области о поступлении на службу в таможенные органы Феценко Д.В. незаконно получил пенсию за выслугу лет в период с 1 сентября 2011 г. по 30 июня 2013 г. в размере <...> рублей <...> копеек.

Решением Наро-Фоминского городского суда Московской области от 15 октября 2013 г. в редакции определения этого же суда от 8 ноября 2013 г. об исправлении описки иск удовлетворен. С Феценко Д.В. в пользу военного комиссариата Московской области взыскано неосновательное обогащение в сумме <...> рублей <...> копеек и госпошлина в размере <...> рублей <...> копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 16 апреля 2014 г. указанное решение оставлено без изменения.

Феценко Д.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 5 ноября 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 26 декабря 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы Феценко Д.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, майор Феценко Д.В. - <...> войсковой части <...> приказом командующего космическими войсками от 5 июля 2010 г. N 067 уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями с 15 июля 2010 г. С 19 июля 2010 г. исключен из списков личного состава войсковой части <...> и направлен на учет отдела военного комиссариата Московской области по г. Наро-Фоминску и Наро-Фоминскому району.

22 ноября 2010 г. Феценко Д.В. обратился с заявлением к военному комиссару Наро-Фоминского района о назначении пенсии с письменным обязательством немедленно сообщать в банк и в пенсионный отдел военного комиссариата обо всех изменениях, влияющих на размер выплачиваемой ему пенсии либо лишающих права на дальнейшее ее получение.

С 20 июля 2010 г. Феценко Д.В. - майору запаса назначена пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации N 4468-1.

С 10 августа 2011 г. Феценко Д.В. поступил на службу в таможенные органы Российской Федерации, был назначен на должность <...> отделения <...> акцизной таможни. Приказом начальника таможни от 2 сентября 2011 г. N 104-А Феценко Д.В. присвоено специальное звание - старший лейтенант таможенной службы.

24 августа 2011 г. начальником таможни в адрес начальника отдела военного комиссариата Московской области по г. Наро-Фоминску и Наро-Фоминскому району направлено сообщение о том, что гражданин Феценко Д.В., подлежащий воинскому учету, принят на службу в Центральную акцизную таможню.

Из искового заявления следует, что сведения о том, что Феценко Д.В. является сотрудником таможни, стали известны военному комиссариату г. Наро-Фоминска и Наро-Фоминского района в июне 2013 года, в связи с чем с 1 июля 2013 г. выплата пенсии Феценко Д.В. была приостановлена.

Согласно справке-расчету военного комиссариата Московской области от 5 сентября 2013 г. N 1299 Феценко Д.В., пенсионеру Министерства обороны Российской Федерации, была начислена пенсия за выслугу лет после его трудоустройства на службу в таможенные органы (в связи с отсутствием указанных данных в военном комиссариате Московской области) в сумме <...> рублей <...> копеек за период с 1 сентября 2011 г. по 30 июня 2013 г. Указанные средства, как следует из выписки, поступили на лицевой счет по вкладу Феценко Д.В. в ОАО "Сбербанк России".

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные военным комиссариатом Московской области требования о взыскании с Феценко Д.В. как незаконно полученных им в период службы в таможенных органах сумм пенсии по выслуге лет по линии Министерства обороны Российской Федерации, суд со ссылкой на ст. 1102 ГК РФ, на положения ст. ст. 6 и 13 Закона Российской Федерации N 4468-1 и правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П, пришел к выводу о том, что право на получение пенсии за выслугу лет в период службы в таможенных органах у Феценко Д.В. отсутствовало, так как при его поступлении на службу в таможенные органы выплата назначенной ему по линии Министерства обороны Российской Федерации пенсии за выслугу лет должна была быть приостановлена на период прохождения им службы в таможенных органах, однако этого сделано не было по причине ненадлежащего выполнения Феценко Д.В. обязанности по уведомлению пенсионного органа о поступлении на службу в таможенные органы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что данные выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Система государственной службы включает в себя следующие виды государственной службы: государственная гражданская служба, военная служба, правоохранительная служба (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации").

Согласно п. п. 1 и 3 ст. 2 и ст. 3 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" военная служба - особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами, не имеющими гражданства (подданства) иностранного государства, в Вооруженных Силах Российской Федерации и во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, в инженерно- технических, дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти и в спасательных воинских формированиях федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, Службе внешней разведки Российской Федерации, органах федеральной службы безопасности, органах государственной охраны и федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а гражданами, имеющими гражданство (подданство) иностранного государства, и иностранными гражданами - в Вооруженных Силах Российской Федерации и воинских формированиях. Граждане (иностранные граждане), проходящие военную службу, являются военнослужащими и имеют статус, устанавливаемый федеральным законом. Правовой основой воинской обязанности и военной службы являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в области обороны, воинской обязанности, военной службы и статуса военнослужащих, международные договоры Российской Федерации.

В соответствии со ст. ст. 1 и 2 Федерального закона от 21 июня 1997 г. N 114-ФЗ "О службе в таможенных органах Российской Федерации" служба в таможенных органах является особым видом государственной службы граждан Российской Федерации, осуществляющих профессиональную деятельность по реализации функций, прав и обязанностей таможенных органов, входящих в систему правоохранительных органов Российской Федерации. Правовую основу службы в таможенных органах составляют Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации о таможенном деле, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие порядок прохождения службы в таможенных органах.

Частями 1 и 2 ст. 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" установлено, что лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы; пенсионерам из числа лиц, указанных в статье 1 настоящего Закона, при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах) выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П в связи с вопросом о проверке конституционности ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации N 4468-1, в отличие от права на получение трудовой пенсии по старости, реализацию которого законодатель не связывает с тем, продолжает гражданин свою трудовую деятельность или нет (эта пенсия назначается и выплачивается в полном размере, в том числе в период работы), право на получение пенсии за выслугу лет может быть реализовано гражданами, проходившими военную и (или) правоохранительную службу, только при условии оставления ими соответствующей службы, с учетом которой назначается данная пенсия. Предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу (как правило, более высокое, чем у лиц, получающих трудовые пенсии по старости по системе обязательного пенсионного страхования), но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе.

В выслугу лет для назначения пенсии в соответствии с пунктом "а" статьи 13 Закона Российской Федерации N 4468-1 засчитывается: военная служба; служба на должностях рядового и начальствующего состава в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе; в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; служба в советских партизанских отрядах и соединениях; время работы в органах государственной власти и управления, гражданских министерствах, ведомствах и организациях с оставлением на военной службе или в кадрах Министерства внутренних дел Российской Федерации, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; время работы в системе Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (пожарной охраны Министерства внутренних дел, противопожарных и аварийно-спасательных служб Министерства внутренних дел, Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации), непосредственно предшествующее их назначению на должности, замещаемые лицами рядового и начальствующего состава и военнослужащими Государственной противопожарной службы; время пребывания в плену, если пленение не было добровольным и военнослужащий, находясь в плену, не совершил преступления против Родины; время отбывания наказания и содержания под стражей военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности или репрессированных и впоследствии реабилитированных. В выслугу лет для назначения пенсии уволенным со службы офицерам и лицам начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, может засчитываться также время их учебы до определения на службу (но не более пяти лет) из расчета один год учебы за шесть месяцев службы (ст. 18 Закона Российской Федерации N 4468-1).

Из содержания приведенных норм следует, что служба в таможенных органах относится к другому виду государственной службы, отличному от военной службы. Служба в таможенных органах не учитывается при исчислении выслуги лет, необходимой для выплаты пенсии по линии Министерства обороны Российской Федерации в соответствии с Законом Российской Федерации N 4468-1.

Выплата назначенных пенсий производится лицам в установленном данным Законом порядке только при условии оставления ими соответствующей службы, с учетом которой назначается данная пенсия, и приостанавливается при их возвращении на военную или правоохранительную службу.

Судебная коллегия находит обоснованным довод кассационной жалобы Феценко Д.В. о том, что выплата ему пенсии за выслугу лет в соответствии со ст. 6 Закона Российской Федерации N 4468-1 могла быть приостановлена лишь в случае его возвращения на военную службу и приобретения вновь статуса военнослужащего, однако при его поступлении на службу в таможенные органы выплата назначенной ему военной пенсии по выслуге лет приостановлению не подлежала.

Таким образом, вывод суда о том, что право на получение пенсии за выслугу лет в период службы в таможенных органах у Феценко Д.В. отсутствовало, так как при его поступлении на службу в таможенные органы выплата назначенной ему по линии Министерства обороны Российской Федерации пенсии за выслугу лет должна была быть приостановлена на период прохождения им службы в таможенных органах, Судебная коллегия признает основанным на неправильном толковании и применении норм материального права и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П.

Исходя из изложенного вынесенные по данному делу судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций Судебная коллегия признает незаконными. Они вынесены с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Феценко Д.В., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для их отмены.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, не передавая дело для нового рассмотрения, принять новое решение и отказать в удовлетворении иска военного комиссариата Московской области к Феценко Д.В. о взыскании незаконно полученных сумм пенсии, поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

 

определила:

 

решение Наро-Фоминского городского суда Московской области от 15 октября 2013 г. в редакции определения этого же суда от 8 ноября 2013 г. об исправлении описки и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 16 апреля 2014 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении иска военного комиссариата Московской области к Феценко Д.В. о взыскании незаконно полученных сумм пенсии.

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2015 г. N 212-КГ14-4

 

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Замашнюка А.Н.

при секретаре Замолоцких В.А. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе руководителя Федерального государственного казенного учреждения "Войсковая часть <...>" (далее - ФГКУ "В/ч <...>") и председателя жилищной комиссии ФГКУ "В/ч <...>" на решение Балтийского гарнизонного военного суда от 22 января 2014 г. и апелляционное определение Балтийского флотского военного суда от 10 апреля 2014 г. по заявлению военнослужащей ФГКУ "В/ч <...>" капитана Гриневич Т.В. об оспаривании действий руководителя и жилищной комиссии ФГКУ "В/ч <...>", связанных с отказом в признании заявителя и ее сына нуждающимися в жилом помещении в избранном постоянном месте жительства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, выступление представителя руководителя ФГКУ "В/ч <...>" Чернявского С.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, и выступления заявителя Гриневич Т.В., ее представителя Домашенко Д.М., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих

 

установила:

 

решением Балтийского гарнизонного военного суда от 22 января 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением Балтийского флотского военного суда от 10 апреля 2014 г., заявление Гриневич Т.В. удовлетворено.

Судом признано незаконным решение руководителя и жилищной комиссии ФГКУ "В/ч <...>" от 22 ноября 2013 г. об отказе в признании заявителя и ее сына нуждающимися в жилом помещении по избранному постоянному месту жительства после увольнения с военной службы в г. Хабаровске, на руководителя и жилищную комиссию ФГКУ "В/ч <...>" возложена обязанность по признанию заявителя и ее сына нуждающимися в жилом помещении с 23 октября 2013 г. в названном населенном пункте и в ее пользу с ФГКУ "В/ч <...>" взысканы судебные расходы.

Определением судьи Балтийского флотского военного суда от 9 июня 2014 г. в передаче кассационной жалобы представителя руководителя ФГКУ "В/ч <...>" для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе руководитель ФГКУ "В/ч <...>", указывая на отсутствие оснований для повторного признания заявителя и ее сына нуждающимися в жилом помещении ввиду обеспеченности жильем по установленным нормам за счет ФСБ России и невозможности его сдачи, просит об отмене судебных постановлений и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Гриневич Т.В., проходящая военную службу в ФГКУ "В/ч <...>", дислоцированном в г. <...> <...> обл., в июле 2010 года была обеспечена за счет ФСБ России в качестве члена семьи супруга-военнослужащего жилым помещением для постоянного проживания общей площадью 84,9 кв. м (с учетом двоих детей и права на дополнительную жилую площадь дочери-инвалида) в избранном месте жительства в том же населенном пункте.

В связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе, расторжением в октябре 2010 года брака и предстоящим увольнением в феврале 2014 года заявитель в октябре 2013 г. обратилась в жилищную комиссию ФГКУ "В/ч <...>" с заявлением о признании ее вместе с сыном нуждающимися в жилом помещении во вновь избранном месте жительства в г. Хабаровске, однако решением жилищной комиссии от 22 ноября 2013 г. (протокол N 15), утвержденным руководителем ФГКУ "В/ч <...>", получила отказ ввиду обеспеченности жильем по установленным нормам по ранее избранному месту жительства и невозможности сдачи занимаемого жилого помещения.

Признавая этот отказ незаконным, суд первой инстанции указал, что приведенные в решении жилищной комиссии обстоятельства имеют значение лишь на стадии предоставления жилья, а не на стадии постановки на жилищный учет. Соглашаясь с решением, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что наличие у заявителя по месту военной службы жилого помещения по установленным нормам, как и расторжение ею брака, препятствием для признания ее с сыном нуждающимися в жилом помещении по избранному месту жительства не являются.

Такой вывод судов основан на неправильном истолковании закона.

Согласно абзацу тринадцатому п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 405-ФЗ) военнослужащие признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ. На момент возникновения спорных правоотношений аналогичные положения в части оснований признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях содержались в абзаце двенадцатом п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Исходя из содержания ч. 1 ст. 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является обеспечение его общей площадью жилого помещения для постоянного проживания на одного члена семьи менее учетной нормы либо отсутствие такого жилого помещения вовсе.

По делу установлено, что заявитель и ее сын обеспечены за счет ФСБ России в качестве членов семьи военнослужащего жилым помещением по установленным нормам в г. <...> <...> обл., что указывает на отсутствие оснований для признания ее нуждающейся в жилом помещении по месту военной службы.

Не имеется оснований для постановки заявителя на жилищный учет и по вновь избранному постоянному месту жительства.

Согласно пп. "и" п. 7 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054, избрание гражданами постоянного места жительства после увольнения с военной службы является самостоятельным основанием для признания их нуждающимися в получении жилых помещений.

Вместе с тем в соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, и членов их семей при перемене места жительства производится с последующим освобождением ими жилых помещений и снятием с регистрационного учета по прежнему месту жительства.

Положение закона, предусматривающее представление военнослужащими при получении жилого помещения по избранному месту жительства документов об освобождении жилого помещения, основано на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости, направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления жилья от государства и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права военнослужащих.

В судебном заседании установлено, что Гриневич Т.В. просила жилищную комиссию предоставить в повторно избранном постоянном месте жительства жилое помещение только на себя и сына с оставлением в квартире по месту жительства бывшего супруга и дочери-инвалида.

Таким образом, заявитель, обеспеченная за счет ФСБ России жилым помещением по установленным нормам, поставила перед жилищной комиссией вопрос о предоставлении ей еще одного жилого помещения из государственного жилищного фонда, что не основано на законе. То обстоятельство, что жилое помещение было предоставлено Гриневич Т.В. как члену семьи ее мужа-военнослужащего, как и последующий развод с ним, не является основанием для повторного обеспечения ее жильем в другом населенном пункте за счет государства.

При таких данных руководитель и жилищная комиссия ФГКУ "В/ч <...>" правомерно отказали Гриневич Т.В. в признании нуждающейся в жилом помещении в избранном постоянном месте жительства после увольнения с военной службы.

Допущенные нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможно восстановление и защита охраняемых законом публичных интересов.

Это обстоятельство в силу ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены в кассационном порядке состоявшихся по делу судебных постановлений и принятия по делу нового решения об отказе Гриневич Т.В. в удовлетворении заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 386 - 388, п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Балтийского гарнизонного военного суда от 22 января 2014 г. и апелляционное определение Балтийского флотского военного суда от 10 апреля 2014 г. по заявлению Гриневич Т.В. об оспаривании действий руководителя и жилищной комиссии Федерального государственного казенного учреждения "Войсковая часть <...>", связанных с отказом в признании заявителя и ее сына нуждающимися в жилом помещении в избранном постоянном месте жительства, отменить и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления отказать.

 

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 января 2015 г. N 208-КГ14-6

 

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Замашнюка А.Н.

при секретаре Замолоцких В.А. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе командира войсковой части <...> на решение Хабаровского гарнизонного военного суда от 26 марта 2014 г. и апелляционное определение Дальневосточного окружного военного суда от 20 мая 2014 г. по исковому заявлению командира войсковой части <...> о привлечении военнослужащего этой же воинской части старшего прапорщика Зюбы А.А. к материальной ответственности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих

 

установила:

 

решением Хабаровского гарнизонного военного суда от 26 марта 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением Дальневосточного окружного военного суда от 20 мая 2014 г., командиру войсковой части <...> отказано в удовлетворении искового заявления о привлечении военнослужащего этой же воинской части Зюбы А.А. к полной материальной ответственности в размере <...> руб., причиненного в результате повреждения блока цилиндра двигателя автомобиля ЗИЛ-131, находившегося на его ответственном хранении.

Определением судьи Дальневосточного окружного военного суда от 7 августа 2014 г. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции воинскому должностному лицу отказано.

В кассационной жалобе командир войсковой части <...> просит об отмене судебных постановлений ввиду существенного нарушения судами норм материального права. В обоснование жалобы он указывает на противоречащий представленным воинской частью доказательствам вывод суда о том, что автомобиль, на котором в ходе передачи Зюбой А.А. дел и должности другому военнослужащему обнаружена неисправность двигателя, не был передан последнему под отчет для хранения. В результате несоответствия вывода суда фактическим обстоятельствам дела суд неправильно применил положения Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих", согласно ст. 5 которого военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит, что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей.

В обоснование вывода об отсутствии оснований для привлечения Зюбы А.А. к материальной ответственности суд первой инстанции сослался на отсутствие в материалах дела приказов по воинской части и книги учета военной техники, в которых было бы указано на передачу ответчику в установленном порядке на ответственное хранение и закрепление за ним автомобиля ЗИЛ-131, а также на отсутствие в материалах дела документов о передаче ему под отчет этого имущества в полностью исправном состоянии. Кроме того, суд указал, что автомобиль последний раз заводился в 2008 году, тогда как возможные причины его повреждения имели место в январе - феврале 2013 года. На основании изложенного суд посчитал установленным, что Зюба А.А. не совершал действий, направленных на причинение материального ущерба путем повреждения этого автомобиля.

Соглашаясь с решением, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что заключение комиссии, проводившей административное расследование о причинах (механизме) повреждения автомобиля, носит предположительный характер и не подтверждает факт причинения ущерба именно действиями Зюбы А.А.

Между тем установленные судом обстоятельства, согласно которым автомобиль не передавался ответчику под отчет для хранения, не доказаны.

Из материалов дела следует, что старший прапорщик Зюба А.А., проходящий военную службу в войсковой части <...>, в период с 1 июля 2011 г. по 1 августа 2013 г. состоял на должности <...> службы воинской части, после чего был зачислен в распоряжение командира в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Согласно инвентаризационной описи основных средств, составленной 18 декабря 2012 г., у ответчика на ответственном хранении находилось имущество, в том числе автомобиль ЗИЛ-131 <...>), наличие которого в исправном состоянии подтверждено актом N 209 о результатах инвентаризации от 19 декабря 2012 г.

В силу должностных обязанностей Зюба А.А. нес полную материальную ответственность за сохранность и качественное состояние принятых им на хранение военной техники, военно-технического имущества и материальных средств. Обо всех фактах обнаружения утрат, хищений и порчи, несвоевременном проведении технического обслуживания, ремонта военной техники и материальных средств длительного хранения он должен был докладывать начальнику отделения.

При этом Зюба А.А. был обязан участвовать в проведении работ по техническому обслуживанию указанного имущества; организации технически правильной эксплуатации вооружения и закрепленной военной техники, а также поддержании ее в исправном состоянии; контроле и соблюдении правил приема, хранения, выдачи техники и имущества, недопущении случаев их порчи и недостач; обеспечении сбережения, хранения, обработки и консервации техники и материальных средств длительного хранения.

Приказом командира войсковой части <...> от 24 сентября 2013 г. N 278 Зюбе А.А. было предписано сдать, в том числе числящийся за ним по учету автомобиль ЗИЛ-131, а прапорщику Фрундину Е.И. - принять это имущество.

Актом технического осмотра от 28 октября 2013 г. установлено, что при передаче Зюбой А.А. как материально-ответственным лицом названного автомобиля были обнаружены повреждения в виде трещины на блоке цилиндра двигателя автомобиля размером около 25 сантиметров, в результате чего автомобиль был приведен в неработоспособное состояние.

Стоимость блока цилиндров на автомобиль и затраты на ремонт, согласно результатам административного расследования, составили <...> руб.

Данные обстоятельства судами оставлены без внимания и правовой оценки, несмотря на то, что они были указаны в качестве основания заявленного иска, что свидетельствует о нарушении ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Отказывая в иске, суд первой инстанции по сути исходил лишь из того, что в воинской части отсутствует надлежащее документальное закрепление техники за Зюбой А.А. Однако приведенные обстоятельства, указывающие на фактическое нахождение на ответственном хранении ответчика автомобиля, судами проверены не были.

Кроме того, придя к выводу об отсутствии со стороны ответчика действий, направленных на причинение ущерба, суды не учли, что его должностные обязанности заключались также в периодическом техническом обслуживании и качественном учете находившейся у него на хранении военной техники в целях поддержания ее в исправном состоянии и недопущении случаев порчи.

В суде установлено, что о наличии неисправности автомобиля Зюба А.А. командование в известность не ставил, об этом впервые указал в своем рапорте военнослужащий Фрундин Е.И. при получении от ответчика автомобиля в ноябре 2013 года. Однако по состоянию на 2011 и 2012 годы автомобиль находился в исправном состоянии, о чем был составлен соответствующий акт и это обстоятельство отражено в инвентаризационной описи основных средств, составленной 18 декабря 2012 г. При этом, признав несостоятельной ссылку истца на названную инвентаризационную опись, суд первой инстанции не принял во внимание, что в ней содержится подпись, в том числе ответчика как лица, на ответственном хранении которого находилось данное имущество.

В январе 2013 года Зюба А.А. по окончании своего отпуска автомобиль принял по акту приема-передачи от другого военнослужащего как исправный, после чего автомобиль никому другому не передавался вплоть до ноября 2013 года.

Изложенное судами должным образом не учтено и не проверено наличие (отсутствие) со стороны ответчика виновного бездействия при исполнении обязанностей, возложенных на него в связи с замещением им воинской должности старшего техника отделения воинской части.

Между тем указанное обстоятельство является юридически значимым, поскольку в силу ст. 5 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" материальная ответственность военнослужащего возникает также и в случае, когда ущерб причинен в результате бездействия материально-ответственного лица.

При таких данных состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, в связи с чем подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное и обеспечить всестороннее, полное рассмотрение дела при соблюдении принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в ст. 12 ГПК РФ, выяснив все юридически значимые обстоятельства, в том числе размер причиненного ущерба, и принять решение в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386 - 388, п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

 

определила:

 

решение Хабаровского гарнизонного военного суда от 26 марта 2014 г. и апелляционное определение Дальневосточного окружного военного суда от 20 мая 2014 г. по гражданскому делу по иску командира войсковой части <...> к Зюбе А.А. о привлечении к материальной ответственности отменить, а дело направить на новое рассмотрение в Хабаровский гарнизонный военный суд.


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 декабря 2014 г. N 49-КГ14-16

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Львовой Л.А. к администрации городского округа город Уфа и администрации Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан о признании незаконным отказа в постановке на учет по обеспечению жилым помещением во внеочередном порядке, возложении обязанности поставить на такой учет и предоставить жилое помещение из специализированного жилищного фонда по договору социального найма по кассационной жалобе Львовой Л.А. на решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 2 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав Львову Л.А., поддержавшую доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Львова Л.А. обратилась в Октябрьский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан, просила признать незаконным отказ администрации Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан в постановке на учет по обеспечению жилым помещением во внеочередном порядке, обязать администрацию Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан поставить ее на учет в качестве нуждающейся в обеспечении жилым помещением во внеочередном порядке как мать погибшего военнослужащего и обязать администрацию городского округа город Уфа Республики Башкортостан предоставить ей жилое помещение из специализированного жилищного фонда по договору социального найма.

В обоснование заявленных требований указала, что решением Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 28 сентября 2012 г. администрация Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан была обязана принять ее на учет граждан, нуждающихся в предоставлении жилого помещения, с момента подачи заявления - 22 мая 2012 г. Поскольку в решении суда не указано, на каком основании и в каком порядке ее следует включить в списки на предоставление жилого помещения, администрация включила ее в единый список, то есть в общую очередь на улучшение жилищных условий.

Истец полагает, что на основании статьи 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" она как член семьи погибшего военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, имеет право на предоставление жилого помещения во внеочередном порядке.

С заявлением о включении ее в список на первоочередное предоставление жилого помещения как матери погибшего военнослужащего истица обращалась в администрацию Октябрьского района городского округа город Уфа, однако ей в этом было отказано.

Решением Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 2 декабря 2013 г. в удовлетворении исковых требований Львовой Л.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Львовой Л.А. ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений в связи с допущенными судами существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора.

Судом установлено, что Львова Л.А. является матерью военнослужащего Львова М.Д., погибшего 7 июля 2004 г. при прохождении военной службы по контракту.

Львова Л.А. с 27 марта 2012 г. по 22 марта 2015 г. зарегистрирована по месту пребывания по адресу: Республика <...>, д. <...>, кв. <...>. Собственного жилья не имеет.

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 28 сентября 2012 г. по заявлению Львовой Л.А. об оспаривании отказа администрации Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан в постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на администрацию Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан возложена обязанность принять Львову Л.А. на учет граждан, нуждающихся в предоставлении жилого помещения, с момента подачи заявления - 22 мая 2012 г.

При этом судом указано, что Львова Л.А. собственного жилого помещения не имеет, источником ее дохода является ежемесячная денежная выплата как члену семьи погибшего военнослужащего, а отказ администрации Октябрьского района городского округа город Уфа поставить ее на учет нуждающихся в жилом помещении по мотиву отсутствия регистрации по месту жительства является незаконным.

Распоряжением главы администрации Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 7 февраля 2013 г. N 115 Львова Л.А. на основании указанного выше решения суда была принята на учет и включена в единый список граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, с 22 мая 2012 г., вид очереди - основной.

31 мая 2013 г. Львова Л.А. обратилась в администрацию Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан с заявлением о включении в список граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений во внеочередном порядке на основании статьи 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих".

Письмом от 1 июля 2013 г. администрация Октябрьского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан отказала Львовой Л.А. в удовлетворении заявления и включении ее в список граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений во внеочередном порядке, на том основании, что отсутствуют сведения о принятии ее на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г.

Истцом заявлены требования об обеспечении ее как члена семьи погибшего военнослужащего во внеочередном порядке жилым помещением в качестве меры социальной защиты, предусмотренной законом.

Отказывая Львовой Л.А. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции указал, что в соответствии с пунктом 3.1 статьи 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" за членами семей военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения военной службы, а также за членами семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, сохраняется право на обеспечение жилыми помещениями, которое они приобрели в соответствии с данным Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы. По мнению суда, указанные лица обеспечиваются жилыми помещениями в первоочередном порядке при условии, если они были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до 1 января 2005 г.

Судом сделан вывод о том, что истец не имеет права на данную меру социальной защиты, поскольку доказательств того, что она была принята на учет нуждающихся в жилом помещении до 1 января 2005 г. и находилась на данном учете до гибели сына, не представлено.

С таким выводом согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что данный вывод основан на неправильном применении норм материального права.

Как следует из решения суда и апелляционного определения, в них приведено содержание пункта 3.1 статьи 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" в редакции от 8 декабря 2010 г.

Между тем на момент рассмотрения дела судом первой инстанции пункт 3.1 статьи 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" действовал в редакции Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N 298-ФЗ "О внесении изменений в статьи 15 и 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих", вступившего в силу с 14 ноября 2013 г. - по истечении десяти дней после дня его официального опубликования 4 ноября 2013 г. в Собрании законодательства Российской Федерации, N 44, ст. 5637, а на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции - в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 405-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О статусе военнослужащих", вступившего в силу с 1 января 2014 г. согласно указанию об этом в его статье 4.

При этом абзац первый пункта 3.1 изложен в следующей редакции: "Членам семей военнослужащих (за исключением военнослужащих, участвовавших в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих), погибших (умерших) в период прохождения военной службы, и членам семей граждан, проходивших военную службу по контракту и погибших (умерших) после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания увольнения, признанным нуждающимися в жилых помещениях или имевшим основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях в соответствии с настоящим Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются в порядке и на условиях, которые предусмотрены пунктами 1, 16, 18 и 19 статьи 15 и статьей 15.1 настоящего Федерального закона, с учетом права военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, на дополнительную общую площадь жилого помещения на дату его гибели (смерти)", а абзац третий этого же пункта изложен в следующей редакции: "Лица, указанные в абзаце первом настоящего пункта, до 1 января 2005 года принятые органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в том числе изменившие место жительства и принятые в связи с этим органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по новому месту жительства после 1 января 2005 г., обеспечиваются жилыми помещениями в порядке и на условиях, которые предусмотрены пунктом 2.1 статьи 15 и статьей 15.1 настоящего Федерального закона, с учетом права военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, на дополнительную общую площадь жилого помещения на дату его гибели (смерти)".

Таким образом, как для лиц, указанных в абзаце первом пункта 3.1 статьи 24, так и для лиц, указанных в абзаце третьем этого пункта предусмотрены самостоятельные, различные порядок и условия обеспечения жилыми помещениями.

Абзац второй этого пункта о первоочередном порядке обеспечения жилыми помещениями исключен.

При этом пункт 3.1 статьи 24 дополнен абзацем четвертым, согласно которому как лицам, указанным в абзаце первом, так и лицам, указанным в абзаце третьем этого пункта, денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются в соответствии с поименованным федеральным законом во внеочередном порядке.

Отказывая в удовлетворении исковых требований судебные инстанции исходили из того, что истец относится к лицам, указанным в абзаце третьем пункта 3.1 статьи *** Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", в то время как она относится к лицам, указанным в абзаце первом этого пункта, что повлекло отказ в иске по мотиву отсутствия сведений о нахождении ее на учете лиц, нуждающихся в жилом помещении, до 1 марта 2005 г.

Между тем абзацем первым пункта 3.1 статьи 24 данного Закона в новой редакции предусмотрено право на предоставление жилых помещений не только в отношении членов семьи погибшего военнослужащего, признанных нуждающимися в жилых помещениях до гибели военнослужащего, но и в отношении членов семьи погибшего военнослужащего, имевших основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях до гибели военнослужащего, т.е. вне зависимости от того, были они поставлены на такой учет или нет.

Вопрос о том, имела ли истец основания быть признанной нуждающейся в жилом помещении до гибели сына - военнослужащего, судом в качестве имеющего значение для дела обстоятельства определен не был и на обсуждение сторон, как это предписано частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не выносился.

Кроме того, судебными инстанциями в связи с неправильным применением норм материального права не определен круг лиц (государственных и муниципальных органов), подлежащих привлечению к участию в деле, применительно к порядку учета лиц, подлежащих обеспечению жилыми помещениям в соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", и порядку предоставления им этих помещений в соответствующем регионе.

По смыслу положений статьи 15 указанного Закона (с учетом изменений ее редакции), право на жилище указанных в нем лиц гарантируется государством за счет средств федерального бюджета.

Таким образом, суду при разрешении требований об обеспечении жилыми помещениями указанных лиц следует привлекать к участию в деле соответствующий государственный орган, которому на момент рассмотрения дела предоставлены полномочия по распоряжению соответствующими федеральными денежными средствами или жилыми помещениями, а также соответствующие государственные или муниципальные органы, на которые возложены либо которым делегированы полномочия по учету такой категории граждан в данном регионе.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Поименованные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 17 декабря 2014 г. N АКПИ14-1233

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре С.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ж. о признании частично недействующими пункта 2 Положения об исчислении стажа службы (выслуги лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 января 2003 г. N 43, и пункта 1 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации",

 

установил:

 

постановлением Правительства Российской Федерации от 23 января 2003 г. N 43 "О порядке исчисления стажа службы (выслуги лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы и таможенных органов Российской Федерации" утверждено Положение об исчислении стажа службы (выслуги лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы (далее - Положение).

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 27 января 2003 г., N 4, "Российской газете" от 30 января 2003 г.

Пунктом 2 Положения определены периоды, включаемые в стаж службы (выслугу лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы.

Пунктом 1 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" установлены периоды, засчитываемые в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы и проходившим военную службу по контракту солдатам, матросам, сержантам и старшинам, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации 4 октября 1993 г., N 40 (действует в редакции с последующими изменениями и дополнениями).

Гражданин Ж. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 2 Положения в части, не предусматривающей включение в выслугу лет для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) периода замещения должностей в следственных органах и учреждениях Следственного комитета Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение специальных званий, и пункта 1 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 в части, не предусматривающей включение в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы периода замещения должностей в следственных органах и учреждениях Следственного комитета Российской Федерации, по которым предусмотрено присвоение специальных званий. Как указывает заявитель, оспариваемые положения нормативных правовых актов противоречат части 2 статьи 14 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации", статье 15 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации" и нарушают права и интересы заявителя как действующего сотрудника уголовно-исполнительной системы. При поступлении на службу в органы уголовно-исполнительной системы ему в выслугу лет для выплаты ежемесячной надбавки за стаж службы к окладу месячного содержания не была включена выслуга лет в органах Следственного комитета Российской Федерации.

В суде Ж. поддержал заявленные требования и пояснил, что был уволен из органов Следственного комитета Российской Федерации в связи с выходом на пенсию по выслуге лет. При поступлении на службу в уголовно-исполнительную систему ему при выплате ежемесячной надбавки за выслугу лет в выслугу лет не была включена служба в органах Следственного комитета Российской Федерации, хотя она является такой же федеральной государственной (правоохранительной) службой, как и служба в органах уголовно-исполнительной системы.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству юстиции Российской Федерации (поручение от 17 октября 2014 г. N СП-П4-7807).

Представители Правительства Российской Федерации Н., Б. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемые положения нормативных правовых актов соответствуют действующему законодательству, изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации и не нарушают права граждан на получение причитающихся надбавок, на пенсионное обеспечение.

Выслушав объяснения Ж., представителей Правительства Российской Федерации Н., Б., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Положение об исчислении стажа службы (выслуги лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы издано в соответствии с Федеральным законом от 30 июня 2002 г. N 78-ФЗ "О денежном довольствии сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, других выплатах этим сотрудникам и условиях перевода отдельных категорий сотрудников федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов Российской Федерации на иные условия службы (работы)". Названный Федеральный закон предусматривает, что денежное довольствие сотрудников состоит из оклада по занимаемой штатной должности, оклада по специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания, из процентных надбавок за выслугу лет, ученую степень и ученое звание, иных дополнительных выплат. Порядок исчисления выслуги лет для назначения указанной процентной надбавки определяется Правительством Российской Федерации (статья 1).

В пункте 2 Положения приведен перечень периодов службы (работы), подлежащих включению в выслугу лет для назначения сотрудникам федеральных органов исполнительной власти процентной надбавки за выслугу лет к окладу денежного содержания. Отсутствие в этом перечне времени службы в Следственном комитете Российской Федерации не свидетельствует о незаконности оспариваемой нормы Федерального закона, которым было бы предусмотрено включение времени такой службы в выслугу лет сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, не имеется.

Частью 2 статьи 14 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" установлено, что в стаж (общую продолжительность) государственной службы одного вида в соответствии с федеральными законами о видах государственной службы, о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей и законами субъектов Российской Федерации включается продолжительность государственной службы других видов. Виды государственной службы определены частью 1 статьи 2 данного Федерального закона. Определение правоохранительной службы как вида федеральной государственной службы, содержащееся в статье 7 указанного Федерального закона, применяется со дня вступления в силу федерального закона о правоохранительной службе (пункт 1 статьи 19). В настоящее время закон о правоохранительной службе не принят.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 данного Закона, определяется Правительством Российской Федерации (часть третья статьи 18). Во исполнение этого предписания Правительство Российской Федерации 22 сентября 1993 г. издало постановление N 941, в пункте 1 которого установлены периоды, засчитываемые в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы и проходившим военную службу по контракту солдатам, матросам, сержантам и старшинам, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

Пенсия за выслугу лет приобретается, как это следует из статьи 2 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и статьи 5 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" при достижении установленной законом выслуги.

Выслуга лет является самостоятельным правовым основанием назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 Закона от 12 февраля 1993 г. N 4468-1. Закрепляя право указанных лиц на получение пенсии за выслугу лет и определяя, какие виды службы и иной деятельности засчитываются в выслугу лет, названный Закон в статье 18 устанавливает, что Правительство Российской Федерации определяет только порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии.

В выслугу лет для назначения пенсии в соответствии с пунктом "а" части 1 статьи 13 Закона засчитывается: военная служба; служба на должностях рядового и начальствующего состава в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе; в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; время работы в системе Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (пожарной охраны Министерства внутренних дел, противопожарных и аварийно-спасательных служб Министерства внутренних дел, Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации), а также иные периоды (часть 1 статьи 18).

Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 не предусматривает возможности зачета в выслугу лет времени предшествующей службы в Следственном комитете Российской Федерации.

Утверждая, что время прохождения службы в Следственном комитете должно засчитываться в выслугу лет для назначения пенсий, компенсаций и пособий в органах уголовно-исполнительной системы, заявитель фактически ставит вопрос о внесении изменений в Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", что не входит в полномочия Верховного Суда Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

заявление Ж. о признании частично недействующими пункта 2 Положения об исчислении стажа службы (выслуги лет) для выплаты ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 января 2003 г. N 43, и пункта 1 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Н.С.РОМАНЕНКОВ

 

 


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 декабря 2014 г. N 19-КГ14-20

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А. и Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 8 декабря 2014 г. гражданское дело по иску Мирошниченко Н.Ю., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей Мирошниченко О.О. и Мирошниченко И.О. к Главному управлению МВД России по Ставропольскому краю о возложении обязанности выплатить недополученную пенсию по случаю потери кормильца с учетом индексации

по кассационной жалобе представителя Главного управления МВД России по Ставропольскому краю - Коноваленко О.В. на решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 5 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 апреля 2014 г., которыми заявленные требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей Главного управления МВД России по Ставропольскому краю Марьяна Г.В., Махаевой Л.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Мирошниченко Н.Ю., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей Мирошниченко О.О. и Мирошниченко И.О., обратилась в суд с иском к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ставропольскому краю о возложении обязанности выплатить недополученную пенсию по случаю потери кормильца с учетом повышения (индексации), обязании ежемесячно повышать пенсию.

В обоснование требований Мирошниченко Н.Ю. указала, что она как супруга ветерана боевых действий Мирошниченко О.А., погибшего 12 апреля 2006 г. при исполнении служебных обязанностей в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике при проведении боевых действий и контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона, и ее несовершеннолетние дети на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1) имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца. Указанная пенсия была назначена ей и ее детям с 1 мая 2006 г., что подтверждается пенсионным удостоверением. 1 мая 2006 г. ГУВД по Ставропольскому краю Мирошниченко Н.Ю. было выдано удостоверение, согласно которому Мирошниченко Н.Ю. имеет право на льготы в соответствии со статьей 21 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" и ей гарантированы меры социальной поддержки, как члену семьи погибшего ветерана боевых действий. Однако при назначении и выплате пенсии Мирошниченко Н.Ю. и ее детям по случаю потери кормильца ответчик не повысил ее размер на 32 процента, как это предусмотрено п. "г" ч. 1 ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, в связи с чем Мирошниченко Н.Ю. обратилась в Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ставропольскому краю с заявлением о перерасчете с 1 мая 2006 г. размера пенсии и выплате задолженности. 22 июля 2013 г. письмом начальника отдела пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ставропольскому краю в перерасчете размера пенсии отказано с указанием на то, что правом на получение пенсии по случаю потери кормильца в увеличенном размере члены семьи погибшего в зоне вооруженного конфликта военнослужащего не обладают. По мнению истца, данный отказ является незаконным, в связи с чем Мирошниченко Н.Ю. просила взыскать с Главного управления МВД России по Ставропольскому краю в ее пользу и в пользу ее несовершеннолетних детей недополученную пенсию по случаю потери кормильца с 1 мая 2006 г. по 1 ноября 2013 г.

Представитель ответчика иск не признал.

Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 5 февраля 2014 г. заявленные требования удовлетворены. Суд взыскал с ответчика в пользу истца и ее несовершеннолетних детей недополученную пенсию по случаю потери кормильца с 1 мая 2006 г. по 1 ноября 2013 г. На Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ставропольскому краю возложена обязанность выплачивать Мирошниченко Н.Ю. с 2 ноября 2013 г. по 20 июня 2017 г. повышение к пенсии по случаю потери кормильца в размере <...> руб. <...> коп. ежемесячно с дальнейшим пересмотром (увеличением) одновременно с изменением (индексацией) размера социальной пенсии (расчетного размера пенсии). Также на ответчика возложена обязанность выплачивать несовершеннолетним Мирошниченко О.О. и Мирошниченко И.О. с 2 ноября 2013 г. повышение к пенсии по случаю потери кормильца в размере <...> руб. <...> коп. ежемесячно с дальнейшим пересмотром (увеличением) одновременно с изменением (индексацией) размера социальной пенсии (расчетного размера пенсии), указанной в статье 46 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, до достижения ими 18 лет, а в случае обучения их в образовательных учреждениях с отрывом от производства (кроме учебных заведений, обучающиеся в которых считаются состоящими на военной службе или на службе в органах внутренних дел) - до окончания обучения, но не более чем до достижения ими 23-летнего возраста.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 апреля 2014 г. решение суда первой инстанции отменено в части размера подлежащей взысканию в пользу истца и ее несовершеннолетних детей суммы недополученной пенсии по случаю потери кормильца. В указанной части постановлено новое решение о снижении подлежащих взысканию сумм. В удовлетворении требований о взыскании суммы индексации по пенсии отказано. В части требований о возложении обязанности на ответчика выплачивать истцу и ее несовершеннолетним детям повышение к пенсии по случаю потери кормильца в размере <...> руб. решение суда изменено. Период выплаты указанного повышения установлен с 2 ноября 2013 г. до достижения детьми истца 14-летнего возраста или трудоустройства Мирошниченко Н.Ю. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителя Главного управления МВД России по Ставропольскому краю Коноваленко О.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 28 августа 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 28 октября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Мирошниченко Н.Ю. является супругой ветерана боевых действий Мирошниченко О.А., погибшего в 2006 году при исполнении служебных обязанностей в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике при проведении боевых действий и контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона.

На основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 с 1 мая 2006 г. Мирошниченко Н.Ю. и ее несовершеннолетним детям Мирошниченко О.О. и Мирошниченко И.О. назначена пенсия по случаю потери кормильца, что подтверждается пенсионным удостоверением.

1 мая 2006 г. ГУВД по Ставропольскому краю Мирошниченко Н.Ю. было выдано удостоверение, согласно которому она имеет право на льготы в соответствии со статьей 21 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" и ей гарантированы меры социальной поддержки как члену семьи погибших (умерших) инвалидов войны, участников Великой Отечественной войны и ветеранов боевых действий.

Судом установлено, что пенсия по потере кормильца была назначена Мирошниченко Н.Ю. и ее несовершеннолетним детям без учета ее повышения, предусмотренного пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.

При обращении Мирошниченко Н.Ю. в Главное управление МВД России по Ставропольскому краю о перерасчете пенсии по случаю потери кормильца в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 ей было отказано со ссылкой на то, что истец и ее несовершеннолетние дети не являются субъектами, на которых распространяются указанные положения Закона.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Мирошниченко Н.Ю., суд исходил из того, что на основании пункта "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 и Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" Мирошниченко Н.Ю. и ее несовершеннолетние дети имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца и ее повышение на 32% расчетного размера пенсии, в связи с чем в ее пользу и в пользу ее несовершеннолетних детей подлежит взысканию недополученная сумма пенсии по случаю потери кормильца с 1 мая 2006 г. по 1 ноября 2013 г.

С данным выводом суда согласилась судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда первой и апелляционной инстанций, касающиеся вопроса определения периода, с которого надлежит произвести перерасчет назначенной истцу и ее несовершеннолетним детям пенсии по случаю потери кормильца, основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

В соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 пенсии по случаю потери кормильца, назначаемые в соответствии с данным Законом (в том числе исчисленные в минимальном размере), повышаются участникам Великой Отечественной войны из числа лиц, указанных в подпунктах "а" - "ж" и "и" подпункта 1 пункта 1 статьи 2 Федерального закона "О ветеранах", а также ветеранам боевых действий из числа лиц, указанных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 статьи 3 Федерального закона "О ветеранах", - на 32% расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 Закона.

Тем самым пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 определен круг лиц, которым повышаются установленные размеры пенсий. К числу таких лиц отнесены получающие пенсию по случаю потери кормильца члены семей ветеранов боевых действий (ст. 21 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах"). В то же время данная норма не устанавливает самостоятельного регулирования в части определения лиц, относящихся к ветеранам боевых действий, поскольку носит отсылочный характер. В связи с этим применение пункта "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 возможно только в системной связи с подпунктами 1 - 4 пункта 1 статьи 3 и иными положениями Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах".

Подпункты 1 - 4 п. 1 ст. 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" содержат перечень лиц, признаваемых ветеранами боевых действий.

Федеральным законом от 27 ноября 2002 г. N 158-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О ветеранах" в подпункт 1 части 1 статьи 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ "О ветеранах" и в раздел III приложения к этому Федеральному закону были внесены вступившие в силу с 1 января 2004 г. изменения, согласно которым боевыми действиями на территории Российской Федерации признается выполнение задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, с декабря 1994 года по декабрь 1996 года, а также выполнение задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона с августа 1999 года.

Следовательно, лица, принимавшие участие в выполнении задач в указанных условиях, признаются ветеранами боевых действий с 1 января 2004 г., в связи с чем именно с этой даты члены семей ветеранов боевых действий, получающие пенсию по случаю потери кормильца, имеют право на ее повышение в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.

Судом установлено, что супруг истца Мирошниченко О.А. погиб 12 апреля 2006 г. при исполнении служебных обязанностей в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике при проведении боевых действий и контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона, в связи с чем Мирошниченко Н.Ю. и ее несовершеннолетние дети, получающие пенсию по случаю потери кормильца, имеют право на ее повышение в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.

Согласно пункту "б" части 1 статьи 55 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 перерасчет размеров пенсий по случаю потери кормильца производится со дня наступления обстоятельств, влекущих за собой перерасчет размеров пенсий в сторону увеличения. В случае, если пенсионер приобрел право на перерасчет размера пенсии в сторону увеличения, разница между новым и прежним размерами пенсии выплачивается ему со дня приобретения права на перерасчет размера пенсии, но не более чем за 12 месяцев, предшествующих дню обращения за перерасчетом размера пенсии (ч. 2 ст. 55 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).

По смыслу приведенных норм закона, перерасчет пенсий носит заявительный характер, то есть осуществляется на основании заявления пенсионера, к которому прилагаются необходимые документы. В данном случае необходимыми документами являются документы, подтверждающие фактическое выполнение умершим кормильцем задач в условиях вооруженного конфликта или в ходе контртеррористических операций на соответствующих территориях и в соответствующие периоды.

Учитывая, что обстоятельством, влекущим повышение пенсии по случаю потери кормильца в соответствии с пунктом "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 является отнесение к ветеранам боевых действий категории лиц, выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, такое повышение производится с момента обращения лиц, получающих указанную пенсию, в соответствующий орган с заявлением о перерасчете пенсии.

В материалах дела отсутствуют сведения об обращении Мирошниченко Н.Ю. к ответчику с заявлением о перерасчете пенсии по случаю потери кормильца, позволяющих определить дату, с которой надлежит произвести соответствующий перерасчет.

Принимая во внимание, что суд признал за Мирошниченко Н.Ю. и ее несовершеннолетними детьми право на перерасчет размера пенсии на основании пункта "г" части 1 статьи 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 с 1 мая 2006 г. без учета приведенных выше требований действующего законодательства, устанавливающих заявительный порядок перерасчета пенсии, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить заявленные исковые требования в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 5 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 апреля 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Ленинский районный суд г. Ставрополя.

 

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 декабря 2014 г. N 32-АПГ14-20

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.И.,

судей Фролкиной С.В. и Кириллова В.С.

при секретаре Мае А.В.

рассмотрела в закрытом судебном заседании 8 декабря 2014 г. гражданское дело по исковому заявлению Мурыгина В.Ю. к военному комиссариату Саратовской области, Управлению начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации о признании незаконными действий (бездействия), признании права на перерасчет пенсии, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии

по апелляционной жалобе Мурыгина В.Ю. на решение Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Мурыгин В.Ю. обратился в суд с исковым заявлением к военному комиссариату Саратовской области, Управлению начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации о признании незаконными действий (бездействия), признании права на перерасчет пенсии, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии.

В обоснование заявленных требований истец указал, что со 2 августа 1993 г. по 30 сентября 2013 г. проходил военную службу в войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья). На основании приказа Министра обороны Российской Федерации от 19 сентября 2013 г. N 753 истец был уволен с военной службы в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Перед увольнением с военной службы Мурыгин В.Ю. занимал должность техника группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-аэродромной службы войсковой части <...>.

В период с января 2005 года по май 2011 года истцу выплачивалась надбавка за работу с химическим оружием и ежегодное вознаграждение за выслугу лет, предусмотренные статьей 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" (далее - Федеральный закон от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ) и Постановлениями Правительства Российской Федерации от 29 марта 2002 г. N 187 и 188. С 1 июня 2011 г. эти выплаты были прекращены в связи с исключением занимаемой им должности из Перечня профессий и должностей военнослужащих и гражданского персонала, занятых на работах с химическим оружием, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием", работа на которых дает право на льготы и компенсации, утвержденного 13 июля 2002 г. Министром обороны Российской Федерации и Генеральным директором Российского агентства по боеприпасам по согласованию с первым заместителем Министра труда и социального развития Российской Федерации (далее - Перечень профессий и должностей).

Вместе с тем пенсия назначена ему без учета надбавки за работу с химическим оружием к окладу по воинской должности, что, по мнению истца, нарушает право на предоставление ему мер социальной поддержки, предусмотренных Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.

Истец просил суд признать незаконными действия (бездействие) военного комиссариата Саратовской области и начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации в связи с отказом произвести перерасчет назначенной ему пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, признать за ним право на перерасчет пенсии, возложить на военный комиссариат Саратовской области обязанность произвести перерасчет пенсии с 1 октября 2013 г. с учетом применения коэффициента 1,25 и установить пенсию с учетом включения указанной надбавки.

Представители ответчиков в письменных возражениях просили отказать в удовлетворении исковых требований.

Решением Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований Мурыгину В.Ю. отказано.

В апелляционной жалобе Мурыгина В.Ю. поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового судебного постановления об удовлетворении исковых требований.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, о причинах неявки не сообщили. В связи с этим на основании части 3 статьи 167 и статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Суд апелляционной инстанции, проверив в соответствии со статьями 327 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, исследовав имеющиеся в деле доказательства, не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

При разрешении спора судом установлено, что в период со 2 августа 1993 г. по 30 сентября 2013 г. Мурыгин В.Ю. проходил военную службу в войсковой части <...> в должностях: "начальник приводной радиостанции взвода связи и радиотехнического обеспечения" (с 9 августа по 24 сентября 1993 г.); "старший механик группы регламента и ремонта (радиотехнического оборудования) техническо-эксплуатационной части" (с 24 сентября 1993 г. по 19 декабря 1997 г.); "старший механик группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 19 декабря 1997 г. по 15 января 1998 г.); "старший механик группы обслуживания (авиационного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 15 января по 25 февраля 1998 г.); "старший механик группы регламента и ремонта (радиотехнического оборудования) техническо-эксплуатационной части" (с 25 февраля по 30 июля 1998 г.); "старший механик группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 июля 1998 г. по 30 октября 2001 г.); "техник группы обслуживания (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 октября 2001 г. по 30 сентября 2009 г.); "техник группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 сентября 2009 г. по 30 сентября 2013 г.).

Согласно указаниям Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июля 2012 г. N 314/4/3401, директиве командующего войсками Южного военного округа от 13 августа 2012 г. войсковая часть <...> переформирована с 1 октября 2012 г. в структурное подразделение войсковой части <...> с присвоением ей номера <...>.

Судом также установлено, что в период с 1 января 2005 г. по 31 мая 2011 г. Мурыгину В.Ю. производилась выплата ежемесячной надбавки к денежному довольствию за стаж работы с химическим оружием и ежегодное вознаграждение за выслугу лет в соответствии со статьей 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием". Указанные выплаты истцу были прекращены после 1 июня 2011 г. в связи с исключением занимаемой им должности из Перечня профессий и должностей.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 19 сентября 2013 г. N 753 Мурыгин В.Ю. был уволен с военной службы с должности техника группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы войсковой части <...> на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и исключен из списков личного состава войсковой части 30 сентября 2013 г.

С 1 октября 2013 г. истец состоит на учете в военном комиссариате Саратовской области и является получателем пенсии за выслугу лет.

Вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, урегулированы Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", в соответствии со статьей 43 которого (в редакции на момент возникновения спорных отношений) пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье 1 данного Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, лиц, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.

Согласно пункту "а" части первой статьи 49 названного Закона пенсии, назначенные лицам, указанным в статье 1 этого Закона, и их семьям, подлежат пересмотру одновременно с увеличением денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников исходя из уровня увеличения денежного довольствия, учитываемого при исчислении пенсий.

Мурыгин В.Ю., заявляя требования о перерасчете пенсии, полагал, что учитываемый при исчислении его пенсии размер должностного оклада по последней занимаемой перед увольнением с военной службы должности подлежит увеличению с 1 октября 2013 г. с учетом применения к нему коэффициента за работу с химическим оружием 1,25.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам.

Перечень токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, а также конкретный список производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, поименованные настоящим Федеральным законом, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Гражданам, занятым на работах с химическим оружием, гарантируются повышенная оплата труда, выплата надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, и ежегодное вознаграждение за выслугу лет. Размеры должностных окладов и тарифных ставок, а также надбавки и ежегодного вознаграждения за выслугу лет определяются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и условиями соответствующих трудовых договоров (статья 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ).

Правительством Российской Федерации 29 марта 2002 г. принято Постановление N 187 "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием", которым предусмотрен размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по группам работ.

В приложении к указанному Постановлению Правительства Российской Федерации предусмотрено, что размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по воинской (штатной) должности, относящийся ко второй группе работ с химическим оружием, составляет 1,25.

Во исполнение Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25 утверждены Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии (далее - Список производств с вредными условиями труда), и Список профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии.

Судом установлено, что в указанные Списки с 1 января 2005 г. была включена войсковая часть <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья), а также должность, работа по которой дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии - "техник (всех категорий и наименований)".

Задачами войсковой части <...> являлись авиационное обеспечение испытательных работ по планам научно-исследовательских учреждений, доставка грузов и групп специалистов, обеспечение мероприятий по планам и программам уничтожения химического оружия и ликвидация чрезвычайных ситуаций, выполнение заданий Министра обороны и Генерального штаба Вооруженных Сил, главного штаба Военно-Воздушных Сил и противовоздушной обороны.

По сообщению федерального государственного бюджетного учреждения "<...> Центральный научно-исследовательский испытательный институт" Министерства обороны Российской Федерации (далее - ФГБУ "<...> ЦНИИ" МО РФ) от 19 июня 2014 г. N 6/132, указанная выше войсковая часть, так же как и ее правопреемник - войсковая часть, к проведению авиационного обеспечения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проводимых в ФГБУ "<...> ЦНИИ" МО РФ с использованием токсичных материалов, относящихся к химическому оружию, никогда не привлекались, личный состав указанных воинских частей данные работы в период с 1 января 2005 г. по настоящее время никогда не выполнял (л.д. 68).

Согласно справке начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июня 2014 г. у войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и у ее правопреемника - войсковой части <...> химическое оружие или токсичные химикаты, относящиеся к химическому оружию, в наличии никогда не имелись, в связи с чем работы с химическим оружием непосредственно в указанных войсковых частях никогда не выполнялись (л.д. 62 - 64).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2013 г. N 852-36 были внесены изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25, согласно которым войсковая часть <...> исключена из списка производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

С учетом установленных по делу обстоятельств и подлежащих применению норм материального права к спорным отношениям суд пришел к правильному выводу о том, что право гражданина (военнослужащего) на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием и, как следствие, право на перерасчет ранее назначенной пенсии возникает при установлении следующих обстоятельств: факта выполнения военнослужащим работ по первой или второй группе работ с химическим оружием; соответствия занимаемой военнослужащим должности Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации; включения войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

Как следует из преамбулы Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, данный Закон устанавливает правовые основы социальной защиты граждан, работающих с химическим оружием по трудовому договору (контракту), военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, занятых на работах с химическим оружием, а также граждан, получивших профессиональные заболевания в результате проведения указанных работ.

Между тем суду не было представлено необходимых доказательств того, что в период прохождения военной службы в войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) Мурыгин В.Ю. непосредственно выполнял работы с химическим оружием.

Комиссией Управления начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации по установлению стажа работы с химическим оружием (протокол от 6 июня 2014 г.) установлено отсутствие у Мурыгина В.Ю. стажа работы с химическим оружием (л.д. 65).

На основании приведенных обстоятельств суд первой инстанции правомерно полагал, что сам по себе факт включения войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и должности "техник" в соответствующие Списки не является безусловным основанием для приобретения истцом права на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.

Право на дополнительные социальные гарантии предоставляется только гражданам, непосредственно занятым на работах с химическим оружием.

В связи с этим судом при принятии решения об отказе в удовлетворении исковых требований также было учтено, что вступившим в законную силу решением Саратовского гарнизонного военного суда от 1 августа 2013 г. Мурыгину В.Ю. отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий, связанных с невыплатой надбавок к денежному довольствию за работу с химическим оружием за период начиная с 1 июня 2011 г. (л.д. 120 - 124).

Кроме того, из исследованного судом денежного аттестата истца следует, что на момент увольнения с военной службы денежное довольствие выплачивалось ему без учета повышающего коэффициента 1,25.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что пенсия за выслугу лет была назначена истцу в соответствии с нормами статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" без учета коэффициента 1,25 за работу с химическим оружием ввиду отсутствия такой работы и установленных законом оснований для пересмотра размера пенсии истцу в данном случае не имеется.

Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что в период прохождения военной службы им осуществлялись работы с химическим оружием, являлись предметом проверки суда первой инстанции при разрешении настоящего спора и были обоснованно признаны несостоятельными по мотивам, подробно изложенным в обжалуемом судебном решении, оснований не согласиться с которыми Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у Мурыгина В.Ю. не возникло право на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

При рассмотрении дела судом правильно определены имеющие значение для дела обстоятельства, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено, утверждения заявителя об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, Судебная коллегия не находит, выводы суда подтверждены материалами настоящего дела. Оценка и исследование доказательств осуществлены судом с соблюдением требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, с учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права, поэтому предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Мурыгина В.Ю. - без удовлетворения.


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2014 г. N 16-КГ14-29

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В. и Гуляевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании 1 декабря 2014 г. гражданское дело по иску Фомиченко В.И. к закрытому акционерному обществу "Московская акционерная страховая компания", обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания "ВТБ Страхование" о взыскании страхового возмещения, штрафа за просрочку выплаты, компенсации морального вреда, штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя

по кассационной жалобе Фомиченко В.И. на решение Центрального районного суда г. Волгограда от 25 апреля 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июля 2013 г., которыми иск удовлетворен частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., выслушав объяснения представителя закрытого акционерного общества "Московская акционерная страховая компания" Дорохина К.А., полагавшего обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, представителей третьего лица МВД России Курсаева А.В., Марьяна Г.В., поддержавших доводы кассационной жалобы в части определения размера страхового возмещения, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обоснованными доводы кассационной жалобы в части определения размера страховой выплаты, а дело - подлежащим направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Фомиченко В.И. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания "ВТБ Страхование" (далее - ООО СК "ВТБ Страхование") о взыскании страхового возмещения, штрафа за просрочку выплаты, компенсации морального вреда, штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

В ходе судебного разбирательства к участию в деле в качестве соответчика привлечено закрытое акционерное общество "Московская акционерная страховая компания" (далее - ЗАО "МАКС").

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что проходил службу в органах внутренних дел. 1 сентября 2011 г. он был уволен со службы по основанию, предусмотренному пунктом "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1 (по ограниченному состоянию здоровья).

31 августа 2012 г., то есть до истечения одного года после увольнения со службы в органах внутренних дел, истцу установлена инвалидность III группы по причине заболевания, полученного в период прохождения военной службы.

В связи с наступлением страхового случая Фомиченко В.И. обращался в ООО СК "ВТБ Страхование" и ЗАО "МАКС" с заявлениями о выплате страхового возмещения. Однако ЗАО "МАКС", рассмотрев заявление, отказало в выплате истцу страхового возмещения по причине отсутствия в 2012 году договорных отношений с Главным управлением внутренних дел по Волгоградской области, а ООО СК "ВТБ Страхование" не уведомило истца о принятом решении, что было расценено им как отказ в выплате страхового возмещения.

Полагая отказ в выплате страхового возмещения незаконным, Фомиченко В.И. с учетом заявлений об увеличении исковых требований просил суд взыскать с ЗАО "МАКС" и ООО СК "ВТБ Страхование" страховое возмещение в размере <...> руб., неустойку (штраф) за нарушение сроков выплаты страховой суммы в размере 1% от страховой суммы за каждый день просрочки: с ЗАО "МАКС" за период с 4 декабря 2012 г. по 5 апреля 2013 г. в размере 620 000 руб., с ООО СК "ВТБ Страхование" за период со 2 февраля по 5 апреля 2013 г. в размере <...> руб., компенсацию морального вреда в сумме <...> руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50% от присужденной в пользу потребителя суммы, а также понесенные расходы на оплату услуг представителя в размере <...> руб. и на оплату нотариального удостоверения доверенности представителя в размере <...> руб.

Решением Центрального районного суда г. Волгограда от 25 апреля 2013 г. заявленные требования удовлетворены частично. С ЗАО "МАКС" в пользу Фомиченко В.И. взыскано страховое возмещение в сумме <...> руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме <...> руб., расходы на оплату нотариального оформления доверенности в сумме <...> руб., а всего <...> руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июля 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Центрального районного суда г. Волгограда от 29 мая 2014 г. Фомиченко В.И. восстановлен процессуальный срок на подачу кассационной жалобы на указанные выше судебные постановления.

В кассационной жалобе Фомиченко В.И. ставится вопрос об изменении вынесенных по делу судебных постановлений, как незаконных, с принятием нового судебного постановления об удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 28 июля 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Задворновым М.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. от 16 октября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истец Фомиченко В.И. и представитель ответчика ООО СК "ВТБ Страхование", о причинах неявки не сообщили. От представителя третьего лица ГУ МВД России по Волгоградской области Ильиной Ж.В. поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит обоснованными часть доводов кассационной жалобы и, соответственно, в части содержащихся в ней просьб жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как установлено судом и следует из материалов дела, Фомиченко В.И. проходил службу в должности <...> отдельного батальона дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Главного управления внутренних дел по Волгоградской области, имел специальное звание - майор полиции.

Приказом начальника ГУ МВД России по Волгоградской области от 31 августа 2011 г. он уволен со службы с 1 сентября 2011 г. по пункту "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, по ограниченному состоянию здоровья (л.д. 13).

17 февраля 2011 г. в период прохождения истцом службы в органах внутренних дел Главным управлением МВД России по Волгоградской области на основании Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" был заключен с ЗАО "МАКС" государственный контракт обязательного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел по Волгоградской области N 126 (л.д. 55 - 60), пунктом 3.1.2 которого определено, что страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения со службы, после окончания военных сборов вследствие увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы.

В соответствии с пунктом 2.2 указанного контракта жизнь и здоровье застрахованных лиц подлежат страхованию со дня начала службы в органах внутренних дел по Волгоградской области в пределах действия данного контракта. При наступлении страховых случаев, предусмотренных пунктами 3.1.1 и 3.1.2 контракта, военнослужащие и приравненные к ним в обязательном государственном страховании лица считаются застрахованными лицами в течение одного года после окончания службы, военных сборов, если смерть или инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, имевших место в период прохождения службы, военных сборов.

31 августа 2012 г., то есть до истечения одного года после увольнения со службы, истцу установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период службы, что подтверждается справкой МСЭ-2011 N 4447235 от 27 сентября 2012 г. федерального казенного учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области" (Бюро N 5) (л.д. 10).

19 октября 2012 г. в связи с наступлением страхового случая Фомиченко В.И. обратился к страховой компании ЗАО "МАКС" с заявлением о выплате страховой суммы, приложив к нему необходимые для получения страхового возмещения документы. Однако страховщик, рассмотрев поступившие документы, отказал истцу в выплате страхового возмещения по тому основанию, что на 2012 год государственный контракт обязательного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава ГУ МВД России по Волгоградской области с ЗАО "МАКС" не заключался, обязательства по выплате страхового возмещения по страховому событию, наступившему в 2012 году, возникли у страховой компании, принявшей соответствующие обязательства на 2012 год, то есть у ООО СК "ВТБ Страхование".

28 января 2013 г. ООО СК "ВТБ Страхование" также отказало Фомиченко В.И. в выплате страхового возмещения, поскольку на момент наступления страхового случая (31 августа 2012 г.) он не входил в список личного состава сотрудников ГУ МВД России по Волгоградской области, не являлся застрахованным лицом по государственному контракту, заключенному с ГУ МВД РФ по Волгоградской области на 2012 год, так как с 1 сентября 2011 г. был уволен со службы в органах внутренних дел.

Разрешая спор и принимая решение о взыскании с ЗАО "МАКС" в пользу Фомиченко В.И. страхового возмещения в размере <...> руб., определенном в соответствии с положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), суд исходил из того, что на момент увольнения истца со службы в органах внутренних дел действовал государственный контракт от 17 февраля 2011 г., которым страховое возмещение инвалидам III группы было установлено в размере 25 окладов денежного содержания. При этом суд, сославшись на статью 422 ГК РФ, определяющую соотношение договора и закона, указал, что Федеральный закон от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, внесший изменения в статью 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ об установлении сумм страхового возмещения в фиксированном размере в зависимости от установленной застрахованному лицу группы инвалидности, не содержит указания на то, что его действие распространяется на правоотношения, возникшие из ранее заключенных договоров страхования, в связи с чем право на страховую выплату в размере, установленном статьей 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) с 1 января 2012 г., у истца не возникло.

С этим выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что вывод судов первой и апелляционной инстанций относительно определения размера страховой выплаты основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы регламентированы Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы".

В соответствии с абзацем третьим статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ) одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.

Положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), действовавшими до 1 января 2012 г., предусматривалось, что размер страховых сумм, выплачиваемых застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, определяется исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и месячного оклада военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания военнослужащего или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица.

Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" были внесены изменения в приведенные выше положения пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2012 г. (статья 12 Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).

Согласно этим изменениям страховые суммы, выплачиваемые застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, установлены в фиксированном размере в зависимости от установленной застрахованному лицу группы инвалидности (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).

В частности, пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) предусмотрено, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы или военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы или военных сборов, страховые суммы выплачиваются в следующих размерах: инвалиду I группы 1 500 000 рублей; инвалиду II группы - 1 000 000 рублей; инвалиду III группы - 500 000 рублей.

Размер указанных страховых сумм ежегодно увеличивается (индексируется) с учетом уровня инфляции в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) указанных страховых сумм принимается Правительством Российской Федерации.

Из содержания приведенных норм следует, что положения пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ), устанавливающие страховые суммы в фиксированном размере, применяются к страховым случаям, наступившим с 1 января 2012 г.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Поскольку Фомиченко В.И. 31 августа 2012 г., то есть до истечения одного года со дня его увольнения со службы, была установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период службы, то он в силу приведенных выше положений закона имеет право на страховую выплату в размере, предусмотренном пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действовавшей на момент наступления страхового случая - 31 августа 2012 г. (в данном случае - в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ), которая установила фиксированные страховые выплаты, распространяющиеся на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 г.

Выводы же суда первой инстанции, с которыми согласился суд апелляционной инстанции, о том, что при расчете размера страховой выплаты следует руководствоваться нормами закона, действовавшего на момент увольнения Фомиченко В.И. со службы и, следовательно, в период действия государственного контракта от 17 февраля 2011 г. N 126, заключенного между Главным управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Волгограду и ЗАО "МАКС", которым страховая сумма инвалидам III группы была установлена в размере 25 окладов денежного содержания и который действовал до 31 декабря 2011 г. включительно, основаны на неправильном толковании и применении статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ и статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" к спорным отношениям.

Таким образом, решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов истца Фомиченко В.И., что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что судом правильно определено в качестве надлежащего ответчика ЗАО "МАКС" по заявленным Фомиченко В.И. требованиям исходя из системного толкования положений пунктов 2.2, 3.1.1, 3.1.2 и 13.1 государственного контракта обязательного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел по Волгоградской области от 17 февраля 2011 г. N 126, заключенного с названным обществом.

Правильной является и позиция суда о нераспространении на лиц, застрахованных в порядке обязательного страхования жизни и здоровья, положений Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", поскольку правоотношения по страхованию между истцом и страховой компанией возникли в силу Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта обязательного страхования жизни и здоровья лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел по Волгоградской области от 17 февраля 2011 г. N 126. Эти правоотношения носят публично-правовой характер и не являются правоотношениями, возникающими между потребителем и исполнителем при оказании услуг.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковые требования Фомиченко В.И. в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Центрального районного суда г. Волгограда от 25 апреля 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 10 июля 2013 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2014 г. N 94-КГПР14-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации - Власовой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску "Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу" к Сидорову Р.Е. и несовершеннолетней Димеевой О.А. о выселении и снятии с регистрационного учета

по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Кехлерова С.Г. на решение Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав представителя Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу" - Гудкова А.В., возражавшего против доводов кассационного представления, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Федеральное государственное казенное учреждение "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу" (далее - ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу) обратилось в суд с иском к Сидорову Р.Е. и несовершеннолетней Димеевой О.А. о выселении и снятии с регистрационного учета по месту жительства. В обоснование заявленных требований истец указал, что 1 мая 2010 г. с Димеевой Л.Н. (матерью ответчиков) на период прохождения ею военной службы по контракту был заключен договор найма служебного жилого помещения - квартиры в доме по улице <...> <...> автономного округа. Данная квартира была предоставлена на состав семьи из четырех человек - Димееву Л.Н., ее мужа Димеева А.В., сына Сидорова Р.Е., г. рождения и дочь Димееву О.А., <...> г. рождения. 13 августа 2011 г. мать ответчиков Димеева Л.Н. погибла, в связи с чем приказом командира войсковой части от 2 сентября 2011 г. она была исключена из списков личного состава, действие контракта прекращено. По мнению истца, договор найма служебного жилого помещения после прекращения контракта с Димеевой Л.Н. также прекратил свое действие. Поскольку в квартире остались проживать Сидоров Р.Е. и несовершеннолетняя Димеева О.А., которые на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий не состояли и после смерти Димеевой Л.Н. утратили право проживания в спорном жилом помещении, истец просил выселить ответчиков из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения и снять их с регистрационного учета.

Решением Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. исковые требования удовлетворены частично, постановлено выселить Сидорова Р.Е. из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - Кехлеровым С.Г. подано кассационное представление, в котором ставится вопрос об отмене решения Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. в части удовлетворения исковых требований к Сидорову Р.Е. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2014 г. кассационное представление Кехлерова С.Г. с делом передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в части удовлетворения иска к Сидорову Р.Е. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и второй инстанций.

Как установлено судом, спорным является жилое помещение, расположенное по адресу: <...> автономный округ, <...> г. <...> ул. <...> д. <...> кв. <...> которое находится в собственности Российской Федерации и на праве оперативного управления закреплено за ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу (т. 1, л.д. 8).

1 ноября 2004 г. решением жилищной комиссии войсковой части указанная квартира предоставлена Димееву А.В. в связи с прохождением им военной службы на состав семьи из четырех человек с учетом супруги Димеевой Л.Н., сына Сидорова Р.Е., <...> года рождения, и дочери Димеевой О.А., <...> года рождения (т. 1, л.д. 20, 75).

24 ноября 2009 г. Димеев А.В. уволен с военной службы в связи с несоблюдением условий контракта (т. 1, л.д. 73).

1 мая 2010 г. по договору найма служебного жилого помещения спорная квартира предоставлена Димеевой Л.Н. в связи с прохождением военной службы. В качестве членов ее семьи в договоре указаны: супруг - Димеев А.В., сын Сидоров Р.Е. и дочь Димеева О.А. (т. 1, л.д. 9 - 11, 76 - 78).

13 августа 2011 г. Димеева Л.Н. погибла (т. 1, л.д. 17).

Вступившим в законную силу приговором Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 25 января 2012 г. Димеев А.В. признан виновным в смерти Димеевой О.А. и осужден к 10 годам лишения свободы (т. 1, л.д. 134 - 139).

Согласно выписке из финансово-лицевого счета от 22 мая 2012 г. Димеев А.В. является нанимателем спорного жилого помещения, с регистрационного учета в данном жилом помещении не снят (т. 1, л.д. 20).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ФГКУ ФСБ РФ по Чукотскому автономному округу о выселении Сидорова Р.Е. из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", частью 1 статьи 103, частью 3 статьи 104 Жилищного кодекса Российской Федерации исходил из того, что спорное жилое помещение является служебным, предоставленным Димеевой Л.Н. на период прохождения ею военной службы, в отношении которого договор найма подлежит прекращению со дня ее увольнения с военной службы. Ни к одной из предусмотренных положениями частью 2 статьи 102, частью 2 и частью 5 статьи 103 Жилищного кодекса Российской Федерации категорий граждан, которые не подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, Сидоров Р.Е. не относится.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно указав, что, поскольку спорное жилое помещение предоставлено Димеевой Л.Н. после введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, оснований для применения положений статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР, предусматривающей выселение граждан из служебных жилых помещений только с предоставлением другого жилого помещения, не имелось. Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что Сидоров Р.Е. членом семьи лица, уволенного с военной службы, не являлся, а потому социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом "О статусе военнослужащих" на него также не распространяются.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" (далее - Вводный закон) к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных этим Федеральным законом.

В связи с этим суду при рассмотрении конкретного дела необходимо определить, когда возникли спорные жилищные правоотношения между сторонами (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации").

Учитывая, что спорное жилое помещение предоставлено военнослужащему Димееву А.В. на состав семьи из четырех человек (в том числе с учетом Сидорова Р.Е.) в 2004 году, то отношения по пользованию жилым помещением возникли в период действия Жилищного кодекса РСФСР, поэтому при разрешении спора подлежали применению нормы Жилищного кодекса РСФСР.

Тот факт, что в 2010 году с Димеевой Л.Н. заключен договор найма в отношении спорной квартиры, в котором также указаны супруг Димеев А.В., сын Сидоров Р.Е. и дочь Димеева О.А., не свидетельствует о возникновении новых правоотношений по пользованию жилым помещением в период действия Жилищного кодекса Российской Федерации, как ошибочно полагает суд, поскольку при заключении договора в 2010 году произошла лишь замена нанимателя жилого помещения в данном договоре.

В связи с указанным, вывод суда о неприменении в данном случае положений норм Жилищного кодекса РСФСР, нельзя признать правильным.

В соответствии со статьей 101 Жилищного кодекса РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры.

Согласно пункту "а" пункта 41 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, допускается только после отнесения его к специализированному жилищному фонду решением органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, в соответствии с установленным порядком и требованиями. Вопрос о том, является ли конкретное жилое помещение специализированным (в частности, служебным, общежитием, жильем для временного поселения вынужденных переселенцев или лиц, признанных беженцами), решается, в силу статьи 5 Вводного закона, исходя из положений законодательства, действовавшего на момент предоставления данного жилого помещения.

Таким образом, при разрешении спора о выселении из служебного жилого помещения юридически значимым по делу обстоятельством является установление статуса жилого помещения, а именно является ли оно служебным.

Между тем, в деле отсутствуют сведения о включении на момент предоставления Димеевым в 2004 году спорного жилого помещения в число служебных в установленном статьей 101 Жилищного кодекса РСФСР порядке, тогда как от выяснения данного обстоятельства зависело применение к спорным правоотношениям положений Жилищного кодекса РСФСР.

Как видно из дела, спорное жилое помещение включено Приказом Федеральной службы безопасности N 134 в специализированный жилищный фонд лишь 1 апреля 2008 г. (т. 1, л.д. 6).

Кроме того, согласно статье 104 Жилищного кодекса РСФСР в соответствии с законодательством Российской Федерации служебные жилые помещения могут предоставляться отдельным категориям военнослужащих.

Пунктом 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР определено, что без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в статье 107 настоящего Кодекса, не могут быть выселены, в частности, семьи военнослужащих.

Приходя к выводу о выселении Сидорова Р.Е. из спорного жилого помещения, суд апелляционной инстанции указал, что он членом семьи лица, уволенного с военной службы, не являлся, а потому социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом "О статусе военнослужащих" на него также не распространяются.

Между тем, статьей 53 Жилищного кодекса РСФСР определено, что к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители.

Как разъяснено в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (в редакции от 6 февраля 2007 г.), действовавшего на момент принятия обжалуемых судебных актов, при рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом "О статусе военнослужащих", так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации. По установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" также разъяснено, что при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации и Семейного кодекса Российской Федерации.

Как видно из дела, Сидоров Р.Е. как в 2004 году (на момент предоставления спорного жилого помещения Димееву А.В.), так и в 2010 году (на момент заключения договора найма с Димеевой Л.Н. в отношении того же жилого помещения) относился к членам семьи нанимателя, а именно, указан как сын Димеевых.

Таким образом, вывод суда о том, что Сидоров Р.Е. не относится к членам семьи нанимателя спорного жилого помещения, является необоснованным, противоречащим вышеуказанным разъяснениям Пленума.

Пункт 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР не допускал выселение без представления другого жилого помещения членов семьи умершего работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение.

Статьей 13 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" установлено, что граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" судам следует учитывать, что статьей 13 Вводного закона предусмотрены дополнительные гарантии для граждан, проживающих в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной статьей указанные граждане, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации), или имеющие право состоять на данном учете (ч. 2 ст. 52 Жилищного кодекса Российской Федерации), не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Категории граждан, выселяемых из служебных жилых помещений и общежитий с предоставлением другого жилого помещения, были определены статьями 108 и 110 Жилищного кодекса РСФСР.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Статьей 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность сторон представить доказательства, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств по данному делу являлось выяснение судом наличия или отсутствия условий, предусмотренных статьей 13 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", при которых мог быть решен вопрос о возможности или невозможности выселения Сидорова Р.Е. из занимаемого спорного жилого помещения без предоставления иного жилья.

Следовательно, суду необходимо было выяснить, обладал ли ответчик к моменту введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (1 марта 2005 г.) статусом лица, названного в пункте 4 статьи 108 Жилищного кодекса РСФСР, чего судом сделано не было.

Кроме того, при разрешении спора подлежал установлению факт нахождения Сидорова Р.Е. в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или наличие у последнего права состоять на данном учете.

Однако это обстоятельство судом не исследовалось.

Между тем, от выяснения указанных обстоятельств зависело решение судом вопроса о возможности выселения Сидорова Р.Е. из занимаемого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Анадырского городского суда Чукотского автономного округа от 30 октября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Чукотского автономного округа от 30 января 2014 г. в части удовлетворения исковых требований Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Чукотскому автономному округу" к Сидорову Р.Е. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2014 г. N 210-КГ14-10

 

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Сокерина С.Г.

при секретаре Замолоцких В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе представителя Министра обороны Российской Федерации и командира войсковой части <...> Бурутина А.А. на решение Североморского гарнизонного военного суда от 9 апреля 2014 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 9 июня 2014 г. по заявлению военнослужащего войсковой части <...> капитана 2 ранга Попова Д.В. об оспаривании приказов Министра обороны Российской Федерации о переводе заявителя к новому месту военной службы и командира войсковой части <...> о зачислении заявителя в распоряжение командира войсковой части <...>.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание решения и последующих судебных постановлений, мотивы кассационной жалобы и вынесения определения о возбуждении кассационного производства, выступление представителей Министра обороны Российской Федерации и командира войсковой части <...> Бурутина А.А. и Миняковского С.Е. в обоснование доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих

 

установила:

 

решением Североморского гарнизонного военного суда от 9 апреля 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением Северного флотского военного суда от 9 июня 2014 г., удовлетворено заявление Попова Д.В., в котором он просил отменить приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 в части назначения его на равную воинскую должность в другую воинскую часть ввиду невозможности реализации этого приказа и приказ командира войсковой части <...> от 7 февраля 2014 г. N 8 в части зачисления заявителя в распоряжение командира войсковой части <...>, изданный во исполнение приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773.

Определением судьи Северного флотского военного суда от 10 сентября 2014 г. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции представителю Министра обороны Российской Федерации и командира войсковой части <...> отказано.

В кассационной жалобе представитель Министра обороны Российской Федерации и командира войсковой части <...>, указывая на существенные нарушения судами норм материального и процессуального права, просит об отмене судебных постановлений и принятии по делу нового решения об отказе Попову Д.В. в удовлетворении заявления.

В обоснование жалобы указывает, что судами проигнорировано то обстоятельство, что оспариваемыми приказами права заявителя нарушены не были и приказы незаконными не признавались. При этом суды оставили без внимания, что приказ Министра обороны Российской Федерации, предусматривающий в том числе освобождение Попова Д.В. от занимаемой воинской должности, реализован приказом командира войсковой части <...> о зачислении заявителя в распоряжение, что не препятствует его увольнению в связи с признанием негодным к военной службе.

Кроме того, в жалобе указывается на то, что законность приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. в части касающейся заявителя ранее проверялась в судебном порядке и имеется вступившее в силу решение суда о том же предмете, что в силу ст. 248 ГПК РФ является основанием для прекращения производства по делу. При этом законность приказа не может ставиться в зависимость от наступления каких-либо обстоятельств в будущем, как это имело место по настоящему делу.

В возражениях на кассационную жалобу Попов Д.В., указывая на признание его негодным к военной службе и необходимость увольнения по состоянию здоровья, что является основанием для отмены приказа о его переводе, просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н. от 5 ноября 2014 г. по кассационной жалобе возбуждено кассационное производство и дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 Попов Д.В. по служебной необходимости освобожден от занимаемой воинской должности <...> войсковой части <...> и назначен на равную должность в другую воинскую часть.

Вступившим в законную силу решением Североморского гарнизонного военного суда от 24 октября 2013 г. Попову Д.В. отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать названный приказ незаконным.

В апреле 2014 года Попов Д.В., после признания его в марте негодным к военной службе, повторно обратился в суд с заявлением в порядке, установленном гл. 25 ГПК РФ, об отмене приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. ввиду того, что он не был реализован.

Обосновывая вывод о необходимости отмены названного приказа Министра обороны Российской Федерации, суд в решении сослался на признание Попова Д.В. негодным к военной службе, необходимость в связи с этим его увольнения в отставку по состоянию здоровья и невозможность реализации приказа.

Между тем судом оставлено без внимания то обстоятельство, что повторное обращение заявителя в суд имело тот же предмет оспаривания - приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 в части освобождения Попова Д.В. по служебной необходимости от занимаемой воинской должности и назначения на равную должность в другую воинскую часть.

Согласно ст. 248 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу.

При таких данных производство по делу в части оспаривания Поповым Д.В. приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. подлежало прекращению. Однако этого судом сделано не было.

То обстоятельство, что названный приказ на момент рассмотрения дела в суде не был реализован, не влияет на его законность, поскольку он не препятствует увольнению заявителя с военной службы по состоянию здоровья в порядке, установленном ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, и прав заявителя не нарушает.

Кроме того, отмена как нереализованного нормативного акта, соответствующего федеральным законам и изданного Министром обороны Российской Федерации на правах единоначалия, находится в его исключительной компетенции и суды в силу положений ст. 10 Конституции Российской Федерации не вправе вмешиваться в деятельность руководителя федерального органа исполнительной власти и возлагать на него обязанность по принятию соответствующих приказов.

Что касается приказа командира войсковой части <...> от 7 февраля 2014 г. N 8 в части зачисления Попова Д.В. в распоряжение командира войсковой части <...> после освобождения его от занимаемой должности, то оснований для признания его незаконным у суда не имелось.

В обоснование незаконности названного приказа суд в решении указал, что он издан в порядке реализации приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773, а каких-либо иных оснований для издания командиром войсковой части <...> этого приказа не имелось.

При этом судом оставлены без внимания обстоятельства, имеющие существенное значение для принятия правильного решения по делу, а также не применен нормативный правовой акт, подлежащий применению.

Из материалов дела следует, что приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 в части освобождения Попова Д.В. от занимаемой воинской должности и перевода в другую воинскую часть был им оспорен в судебном порядке, в связи с чем заявитель к новому месту военной службы своевременно не убыл.

По результатам рассмотрения 13 декабря 2013 г. гражданского дела судом апелляционной инстанции флотский военный суд в апелляционном определении указал, что в отношении Попова Д.В. имеются сомнения в возможности замещения им по медицинским показаниям должностей государственной (воинской) службы, а сам заявитель выражает субъективное нежелание продолжить военную службу, что предполагает выяснение и организацию командованием необходимых мероприятий по его медицинскому освидетельствованию.

После этого 9 января 2014 г. заявитель был направлен командованием для прохождения медицинского освидетельствования.

В связи с этим, а также на основании положений п. "а" ч. 2 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы, согласно которого зачисление военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в распоряжение командира (начальника) допускается в случае освобождения от воинской должности (должности), командир войсковой части <...> правомерно издал приказ о зачислении заявителя в распоряжение командира войсковой части <...> для решения вопроса о его дальнейшем предназначении. Вывод суда об обратном на законе не основан.

Допущенные судом нарушения повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны защита охраняемых законом публичных интересов.

Это обстоятельство является основанием для отмены в кассационном порядке состоявшихся по делу судебных постановлений и принятия нового решения о прекращении производства по делу в части оспаривания Поповым Д.В. приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 и об отказе в удовлетворении заявления в части оспаривания им приказа командира войсковой части <...> от 7 февраля 2014 г. N 8.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 386 - 388, п. п. 3 и 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

 

определила:

 

решение Североморского гарнизонного военного суда от 9 апреля 2014 г. и апелляционное определение Северного флотского военного суда от 9 июня 2014 г. по заявлению Попова Д.В. в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права отменить.

Прекратить производство по делу в части оспаривания Поповым Д.В. приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2013 г. N 773 об освобождении заявителя от занимаемой воинской должности и о назначении его на равную воинскую должность в другую воинскую часть.

В части оспаривании Поповым Д.В. приказа командира войсковой части <...> от 7 февраля 2014 г. N 8 о зачислении заявителя в распоряжение командира войсковой части <...> принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления отказать.

 

 


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2014 г. N 32-АПГ14-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В. и Кириллова В.С.

при секретаре Мае А.В.

рассмотрела в судебном заседании 24 ноября 2014 г. гражданское дело по иску Иванова В.П. к военному комиссариату Саратовской области о признании права на перерасчет пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, возложении обязанности установить пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, произвести перерасчет пенсии

по апелляционной жалобе Иванова В.П. на решение Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Иванов В.П. обратился в суд с иском к военному комиссариату Саратовской области о признании права на перерасчет пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, возложении обязанности установить пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, произвести перерасчет пенсии.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 19 октября 1998 г. проходил военную службу по контракту в войсковой части. 24 декабря 2003 г. был уволен с военной службы в запас в звании прапорщика по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. С 12 февраля 2004 г. истец является пенсионером Министерства обороны Российской Федерации.

В период прохождения военной службы в войсковой части Иванов В.П. занимал должность старшего авиационного механика группы обслуживания (самолетов, вертолетов и авиадвигателей) инженерно-авиационной службы. По роду своей деятельности истец занимался авиационным обеспечением испытательных работ по планам научно-исследовательских учреждений (ФГКУ "<...> ЦНИИ Министерства обороны РФ"), в том числе доставкой специальных грузов и групп специалистов, обеспечением мероприятий по планам и программам уничтожения химического оружия и ликвидации чрезвычайных ситуаций. По мнению истца, занимаемая им должность и функциональные обязанности в соответствии с Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" дают ему право на повышение тарифной ставки должностного оклада, из которого исчисляется пенсия, на коэффициент 1,5 с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г.

Истец просил суд признать за ним право на перерасчет пенсии в соответствии с Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, обязать ответчика установить ему пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности с 12 февраля 2004 г. и произвести перерасчет пенсии с 12 февраля 2004 г. с учетом повышения тарифных ставок должностных окладов по второй группе работ с химическим оружием в соответствии со статьей 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ с применением коэффициента 1,5.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований Иванову В.П. отказано.

В апелляционной жалобе Иванова В.П. поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового судебного постановления об удовлетворении исковых требований.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, о причинах неявки не сообщили. В связи с этим на основании части 3 статьи 167 и статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Суд апелляционной инстанции, проверив в соответствии со статьями 327 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, исследовав имеющиеся в деле доказательства, не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

При разрешении спора судом установлено, что в период с 19 октября 1998 г. по 24 декабря 2003 г. Иванов В.П. проходил военную службу в войсковой части в должности старшего авиационного механика группы обслуживания (самолетов, вертолетов и авиадвигателей) инженерно-авиационной службы.

Согласно указаниям Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июня 2012 г. N 314/4/3401 и указаниям штаба объединенного стратегического командования Центрального военного округа от 1 августа 2012 г. N 14/20/1/орг/330 войсковая часть переформирована в структурное подразделение войсковой части с присвоением ей номера <...>.

Приказом командира войсковой части <...> от 24 декабря 2003 г. N 023-ПМ истец был уволен с военной службы в запас на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (по достижении предельного возраста пребывания на военной службе), с 11 февраля 2014 г. исключен из списков личного состава войсковой части.

С 12 февраля 2004 г. истец состоит на учете в Саратовском областном военном комиссариате и является получателем пенсии за выслугу лет.

Вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, урегулированы Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", в соответствии со статьей 43 которого пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, лиц, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.

Согласно пункту "а" части первой статьи 49 названного Закона пенсии, назначенные лицам, указанным в статье 1 этого Закона, и их семьям, подлежат пересмотру одновременно с увеличением денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников исходя из уровня увеличения денежного довольствия, учитываемого при исчислении пенсий.

Иванов В.П., заявляя требования о перерасчете пенсии, полагал, что учитываемый при исчислении его пенсии размер должностного оклада по последней занимаемой перед увольнением с военной службы должности подлежит увеличению за период с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г. с учетом применения к нему коэффициента за работу с химическим оружием 1,5.

Согласно статье 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" (далее - Федеральный закон от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ) работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам. Ко второй группе работ с химическим оружием относятся: работы по техническому обслуживанию химического оружия, не связанные с отбором проб токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию; перевозка химического оружия к местам его уничтожения; работы по обеспечению безопасности хранения и содержания технологического оборудования, использовавшегося для производства химического оружия; научное и техническое обеспечение работ по расснаряжению и детоксикации химических боеприпасов, емкостей и устройств, детоксикации токсичных химикатов в производственных зонах опытных, опытно-промышленных и промышленных объектов по уничтожению химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ; научное и техническое обеспечение работ по ликвидации объектов по производству химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ; медико-санитарное обеспечение работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия; обеспечение пожарной безопасности при проведении работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия.

Перечень токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, а также конкретный список производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, предусмотренные настоящим Федеральным законом, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Гражданам, занятым на работах с химическим оружием, гарантируются повышенная оплата труда, выплата надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, и ежегодное вознаграждение за выслугу лет. Размеры должностных окладов и тарифных ставок, а также надбавки и ежегодного вознаграждения за выслугу лет определяются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и условиями соответствующих трудовых договоров (статья 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ).

Правительством Российской Федерации 29 марта 2002 г. принято Постановление N 187 "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием", которым предусмотрен размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по группам работ.

В приложении к указанному Постановлению Правительства Российской Федерации (в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 8 августа 2003 г. N 475, от 31 января 2012 г. N 60) предусмотрено, что размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по воинской (штатной) должности, относящийся ко второй группе работ с химическим оружием, составляет 1,25.

Во исполнение Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25 утверждены Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, и Список профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии.

Судом установлено, что в указанные Списки с 1 января 2005 г. была включена войсковая часть <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья), а также должность, работа по которой дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, "старший механик (всех категорий и наименований)".

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2013 г. N 852-36 были внесены изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25, согласно которым войсковая часть исключена из Списка производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

Согласно справке начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации от 19 июня 2014 г. у войсковой части <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и у ее правопреемника - войсковой части <...> химическое оружие или токсичные химикаты, относящиеся к химическому оружию, в наличии никогда не имелись, в связи с чем работы с химическим оружием непосредственно в указанных войсковых частях никогда не выполнялись. Указанная выше войсковая часть, так же как и ее правопреемник - войсковая часть <...>, к проведению авиационного обеспечения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проводимых в ФГБУ "ЦНИИ" МО РФ с использованием токсичных материалов, относящихся к химическому оружию, никогда не привлекались, личный состав этих воинских частей данные работы в период с 1 января 2005 г. по настоящее время никогда не выполнял (л.д. 54 - 56).

С учетом установленных обстоятельств и подлежащих применению норм материального права суд пришел к правильному выводу о том, что право гражданина (военнослужащего) на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием и, как следствие, право на перерасчет ранее назначенной пенсии возникает при установлении следующих обстоятельств: факта выполнения военнослужащим работ по первой или второй группе работ с химическим оружием; соответствия занимаемой военнослужащим должности Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации; включения войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

Как следует из преамбулы Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, данный Закон устанавливает правовые основы социальной защиты граждан, работающих с химическим оружием по трудовому договору (контракту), военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, занятых на работах с химическим оружием, а также граждан, получивших профессиональные заболевания в результате проведения указанных работ.

Между тем суду не было представлено необходимых доказательств того, что в период прохождения военной службы в войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) Иванов В.П. непосредственно выполнял работы с химическим оружием.

Комиссией Управления начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации по установлению стажа работы с химическим оружием (протокол от 6 июня 2014 г.) установлено отсутствие у Иванова В.П. стажа работы с химическим оружием (л.д. 57).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно полагал, что сам по себе факт включения войсковой части <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и должности "старший механик (всех категорий и наименований)" в соответствующие списки не является безусловным основанием для приобретения Ивановым В.П. права на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.

Право на дополнительные социальные гарантии предоставляется только гражданам, непосредственно занятым на работах с химическим оружием.

В период прохождения Ивановым В.П. военной службы войсковая часть <...> не была включена в Список производств с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ. В названный Список войсковая часть <...> была включена только с 1 января 2005 г. на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 910-49, то есть уже после увольнения истца с военной службы в запас.

Из исследованного судом денежного аттестата истца следует, что на момент увольнения с военной службы денежное довольствие выплачивалось ему без учета повышающего коэффициента 1,25, а также без учета повышающего коэффициента 1,5, на применении которого при перерасчете пенсии настаивал Иванов В.П.

С учетом изложенного суд пришел к обоснованному выводу о том, что пенсия за выслугу лет была назначена истцу в соответствии с требованиями статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" без учета коэффициента 1,25 за работу с химическим оружием и установленных законом оснований для пересмотра размера пенсии в данном случае не имеется.

Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что достаточным условием для приобретения гражданином (военнослужащим) права на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием является соответствие занимаемой им должности Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации, и включение войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации, являются несостоятельными, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у Иванова В.П. не возникло право на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

При рассмотрении дела судом правильно определены имеющие значение для дела обстоятельства, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено, утверждения заявителя об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, Судебная коллегия не находит, выводы суда подтверждены материалами настоящего дела. Оценка и исследование доказательств осуществлены судом с соблюдением требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, с учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права, поэтому предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Иванова В.П. - без удовлетворения.

 

 


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2014 г. N 32-АПГ14-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной С.В. и Кириллова В.С.

при секретаре Штульман Н А.

рассмотрела в судебном заседании 24 ноября 2014 г. гражданское дело по иску Белогорского П.Н. к военному комиссариату Саратовской области о признании права на перерасчет пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, возложении обязанности установить пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, произвести перерасчет пенсии

по апелляционной жалобе Белогорского П.Н. на решение Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Белогорский П.Н. обратился в суд с иском к военному комиссариату Саратовской области о признании права на перерасчет пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, возложении обязанности установить пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, произвести перерасчет пенсии.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 10 марта 2000 г. проходил военную службу по контракту в войсковой части. 20 декабря 2007 г. был уволен с военной службы в запас в звании старшего сержанта по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. С 21 декабря 2007 г. истец является пенсионером Министерства обороны Российской Федерации.

В период прохождения военной службы в войсковой части Белогорский П.Н. занимал должность взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения. По роду своей деятельности он занимался авиационным обеспечением испытательных работ по планам научно-исследовательских учреждений (ФГКУ "<...> ЦНИИ Министерства обороны РФ"), в том числе доставкой специальных грузов и групп специалистов, обеспечением мероприятий по планам и программам уничтожения химического оружия и ликвидации чрезвычайных ситуаций. По мнению истца, занимаемая им должность и функциональные обязанности в соответствии с Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" дают ему право на повышение тарифной ставки должностного оклада, из которого исчисляется пенсия.

Учитывая изложенное, истец просил суд признать за ним право на перерасчет пенсии в соответствии с Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, обязать ответчика установить ему пенсию с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности с 21 декабря 2007 г. и произвести перерасчет пенсии с 21 декабря 2007 г. с учетом повышения тарифных ставок должностных окладов по второй группе работ с химическим оружием в соответствии со статьей 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ с применением коэффициента 1,5.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований Белогорскому П.Н. отказано.

В апелляционной жалобе Белогорского П.Н. поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового судебного постановления об удовлетворении исковых требований.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, о причинах неявки не сообщили. В связи с этим на основании части 3 статьи 167 и статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Суд апелляционной инстанции, проверив в соответствии со статьями 327 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, исследовав имеющиеся в деле доказательства, не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

При разрешении спора судом установлено, что в период с 23 октября 1998 г. по 20 декабря 2007 г. Белогорский П.Н. проходил военную службу в войсковой части <...> в должностях "<...> взвода охраны роты аэродромно-технического обеспечения" (с 23 октября по 28 декабря 1998 г.), "<...> взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения" (с 28 декабря 1998 г. по 28 июня 1999 г.), "<...> взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения" (с 28 июня 1999 г. по 10 марта 2000 г.), "<...> взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения" (с 10 марта 2000 г. по 29 декабря 2006 г.), "<...> взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения" (с 29 декабря 2006 г. по 20 декабря 2007 г.).

Согласно указаниям Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июня 2012 г. N 314/4/3401 и указаниям штаба объединенного стратегического командования Центрального военного округа от 1 августа 2012 г. N 14/20/1/орг/330 войсковая часть <...> переформирована в структурное подразделение войсковой части <...> с присвоением ей номера <...>.

Приказом командира войсковой части <...> от 20 декабря 2007 г. N 259 истец был уволен с военной службы в запас на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (по достижении предельного возраста пребывания на военной службе), в тот же день исключен из списков личного состава войсковой части.

С 21 декабря 2007 г. истец состоит на учете в военном комиссариате Саратовской области и является получателем пенсии за выслугу лет.

Вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, урегулированы Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", в соответствии со статьей 43 которого пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, лиц, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.

Согласно пункту "а" части первой статьи 49 названного Закона пенсии, назначенные лицам, указанным в статье 1 этого Закона, и их семьям, подлежат пересмотру одновременно с увеличением денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников исходя из уровня увеличения денежного довольствия, учитываемого при исчислении пенсий.

Белогорский П.Н., заявляя требования о перерасчете пенсии, полагал, что учитываемый при исчислении его пенсии размер должностного оклада по занимаемой им перед увольнением с военной службы должности <...> взвода специальных машин роты аэродромно-технического обеспечения подлежит увеличению за период с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г. с учетом применения к нему коэффициента за работу с химическим оружием 1,5.

Согласно статье 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" (далее - Федеральный закон от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ) работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам. Ко второй группе работ с химическим оружием относятся: работы по техническому обслуживанию химического оружия, не связанные с отбором проб токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию; перевозка химического оружия к местам его уничтожения; работы по обеспечению безопасности хранения и содержания технологического оборудования, использовавшегося для производства химического оружия; научное и техническое обеспечение работ по расснаряжению и детоксикации химических боеприпасов, емкостей и устройств, детоксикации токсичных химикатов в производственных зонах опытных, опытно-промышленных и промышленных объектов по уничтожению химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ; научное и техническое обеспечение работ по ликвидации объектов по производству химического оружия, а также осуществление надзора и контроля при проведении указанных работ; медико-санитарное обеспечение работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия; обеспечение пожарной безопасности при проведении работ по хранению и уничтожению химического оружия, ликвидации объектов по производству химического оружия.

Перечень токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, а также конкретный список производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, предусмотренные настоящим Федеральным законом, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Гражданам, занятым на работах с химическим оружием, гарантируются повышенная оплата труда, выплата надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, и ежегодное вознаграждение за выслугу лет. Размеры должностных окладов и тарифных ставок, а также надбавки и ежегодного вознаграждения за выслугу лет определяются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и условиями соответствующих трудовых договоров (статья 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ).

Правительством Российской Федерации 29 марта 2002 г. принято Постановление N 187 "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием", которым предусмотрен размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по группам работ.

В приложении к указанному Постановлению Правительства Российской Федерации (в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 8 августа 2003 г. N 475, от 31 января 2012 г. N 60) предусмотрено, что размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по воинской (штатной) должности, относящийся ко второй группе работ с химическим оружием, составляет 1,25.

Во исполнение Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25 утверждены Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, и Список профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии.

Судом установлено, что в указанные Списки с 1 января 2005 г. была включена войсковая часть <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья), а также должности, работа по которым дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии - "заместитель командира (всех категорий и наименований)" и "командир (всех категорий и наименований)".

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2013 г. N 852-36 были внесены изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25, согласно которым войсковая часть <...> исключена из Списка производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

Согласно справке начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации от 19 июня 2014 г. у войсковой части <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и у ее правопреемника - войсковой части <...> химическое оружие или токсичные химикаты, относящиеся к химическому оружию, в наличии никогда не имелись, в связи с чем работы с химическим оружием непосредственно в указанных войсковых частях никогда не выполнялись. Указанная выше войсковая часть, так же как и ее правопреемник - войсковая часть <...> к проведению авиационного обеспечения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ проводимых в ФГБУ "ЦНИИ" МО РФ с использованием токсичных материалов, относящихся к химическому оружию, никогда не привлекались, личный состав этих воинских частей данные работы в период с 1 января 2005 г. по настоящее время никогда не выполнял (л.д. 53 - 55).

С учетом установленных обстоятельств и подлежащих применению норм материального права суд пришел к правильному выводу о том, что право гражданина (военнослужащего) на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием и, как следствие, право на перерасчет ранее назначенной пенсии возникает при установлении следующих обстоятельств: факта выполнения военнослужащим работ по первой или второй группе работ с химическим оружием; соответствия занимаемой военнослужащим должности списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации; включения войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.

Как следует из преамбулы Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, данный Закон устанавливает правовые основы социальной защиты граждан, работающих с химическим оружием по трудовому договору (контракту), военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, занятых на работах с химическим оружием, а также граждан, получивших профессиональные заболевания в результате проведения указанных работ.

Между тем суду не было представлено необходимых доказательств того, что в период прохождения военной службы в войсковой части <...> (<...> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) Белогорский П.Н. непосредственно выполнял работы с химическим оружием.

Комиссией Управления начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации по установлению стажа работы с химическим оружием (протокол от 6 июня 2014 г.) установлено отсутствие у Белогорского П.Н. стажа работы с химическим оружием (л.д. 56).

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно полагал, что сам по себе факт включения войсковой части <...> (отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и должности "командир (всех категорий и наименований)", которую истец занимал перед увольнением с военной службы, в соответствующие Списки не является безусловным основанием для приобретения истцом права на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.

Право на дополнительные социальные гарантии предоставляется только гражданам, непосредственно занятым на работах с химическим оружием.

Кроме того, из исследованного судом денежного аттестата истца следует, что на момент увольнения с военной службы денежное довольствие выплачивалось ему без учета повышающего коэффициента 1,25, а также без учета повышающего коэффициента 1,5, на применении которого при перерасчете пенсии настаивал Белогорский П.Н.

С учетом изложенного суд пришел к обоснованному выводу о том, что пенсия за выслугу лет была назначена истцу в соответствии с требованиями статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" без учета коэффициента 1,25 за работу с химическим оружием и установленных законом оснований для пересмотра размера пенсии в данном случае не имеется.

Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что достаточным условием для приобретения гражданином (военнослужащим) права на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием является соответствие занимаемой им должности Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации, и включение войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации, являются несостоятельными, поскольку основаны на неправильном толковании приведенных выше норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у Белогорского П.Н. не возникло право на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

При рассмотрении дела судом правильно определены имеющие значение для дела обстоятельства, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено, утверждения заявителя об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, Судебная коллегия не находит, выводы суда подтверждены материалами настоящего дела. Оценка и исследование доказательств осуществлены судом с соблюдением требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, с учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права, поэтому предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Саратовского областного суда от 10 июля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Белогорского П.Н. - без удовлетворения.

 

 


 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2014 г. N 2723-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

МЕДВЕДЕВА ВЛАДИМИРА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 13 СТАТЬИ 15 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.А. Медведева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, гражданину В.А. Медведеву отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий директора департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации, связанных со снятием с учета нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма и отказом предоставить конкретное жилое помещение в Московской области. Как указали суды, В.А. Медведев, будучи уволенным с военной службы в 2001 году в связи с организационно-штатными мероприятиями, получил государственный жилищный сертификат, который не смог реализовать и возвратил в Министерство финансов Российской Федерации. В том же году он повторно поступил на военную службу по контракту и был уволен по собственному желанию в 2007 году, имея общую выслугу менее 20 лет (18 лет и 9 месяцев). Суд апелляционной инстанции дополнительно отметил, что В.А. Медведев, сдав государственный жилищный сертификат, сохранил право на получение жилья при условии обращения в органы местного самоуправления за постановкой на соответствующий учет, как это предусмотрено правовым актом Правительства Российской Федерации; однако этой возможностью он не воспользовался.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.А. Медведев оспаривает конституционность пункта 13 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" в первоначальной редакции, закреплявшего, что граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с этим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемая норма, как позволяющая лишать военнослужащего, нуждающегося в жилье, права на его получение и как предусматривающая прекращение обязательств государства в рамках действующих жилищных правоотношений, не соответствует статьям 2, 18, 19, 40, 46, 55, 118 и 120 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Оспариваемая заявителем норма (положения которой по существу воспроизведены в ее действующей редакции) устанавливала, что указанная в ней категория граждан обеспечивалась жильем в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О статусе военнослужащих", иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также закрепляла право этой категории граждан состоять в списке очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы. Таким образом, указанное право, будучи по своей сути производным правом, неразрывно связанным с иными жилищными гарантиями, могло быть реализовано гражданами лишь при условии наличия у них необходимых правовых оснований для получения жилья в рамках специальной системы обеспечения жильем лиц, уволенных с военной службы.

Как следует из представленных судебных постановлений, снятие В.А. Медведева с учета в качестве нуждающегося в жилье было признано правомерным, поскольку, по мнению судов, у него отсутствуют необходимые правовые основания для получения жилья за счет Министерства обороны Российской Федерации (уволен с военной службы по собственному желанию, имея общую выслугу менее 20 лет).

С учетом изложенного оспариваемая норма сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Владимира Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 


 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 октября 2014 г. N 59-КГ14-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Косенко А.Н. к войсковой части <...>, федеральному государственному казенному учреждению "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации, федеральному государственному казенному учреждению "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" территориальный отдел N 2 Министерства обороны Российской Федерации о признании несовершеннолетнего Косенко Сергея Сергеевича членом семьи военнослужащего

по кассационной жалобе Косенко Анатолия Николаевича на решение Октябрьского районного суда Амурской области от 14 января 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 марта 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Косенко А.Н. обратился в суд с иском к войсковой части <...>, федеральному государственному казенному учреждению "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации, федеральному государственному казенному учреждению "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" территориальный отдел N 2 Министерства обороны Российской Федерации о признании несовершеннолетнего Косенко Сергея Сергеевича, дата рождения 12 декабря 2011 г., членом семьи военнослужащего для внесения записи о нем в личное дело военнослужащего, необходимой для получения жилья.

В обоснование исковых требований истец указал, что он является военнослужащим и проходит военную службу в войсковой части <...>. Проживает и имеет регистрацию в квартире N <...> по ул. <...>, г. <...>, которая предоставлена по договору социального найма от 12 марта 2012 г. N 22157 его супруге Косенко Л.Н. Совместно с нанимателем в квартире проживают также Косенко Д.А. (внук), Косенко Е.А. (дочь), Косенко С.А. (сын). Поскольку состав семьи изменился, а именно 7 октября 2013 года в договор социального найма в качестве члена семьи был включен Косенко С.С. - внук истца, Косенко А.Н. как состоящий на учете на улучшение жилищных условий обратился с рапортом на имя командира войсковой части о внесении в личное дело в качестве члена своей семьи внука Косенко С.С. для реализации права на улучшение жилищных условий, в чем ему было необоснованно отказано и разъяснен судебный порядок разрешения вопроса. По мнению истца, непризнание внука членом его семьи нарушает права самого истца и его внука, интересы семьи на улучшение жилищных условий при увольнении истца из Вооруженных Сил Российской Федерации.

Решением Октябрьского районного суда Амурской области от 14 января 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 марта 2014 г., в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Косенко А.Н. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 сентября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что круг лиц, относящихся к членам семьи военнослужащего и имеющих право на социальные гарантии, в том числе на получение права на обеспечение жильем, определен в пункте 5 статьи 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации в их системной связи и является исчерпывающим.

Внук военнослужащего не относятся к перечню лиц, которые могут быть признаны членами семьи военнослужащего в соответствии с пунктом 5 статьи 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих".

Помимо этого суд сослался на недоказанность нахождения Косенко С.С. на иждивении истца (часть 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации), поскольку отсутствуют бесспорные доказательства наличия у истца совместного с внуком общего хозяйства, либо получения внуком от истца такой помощи, которая носила бы систематический характер и являлась основным и постоянным источником средств существования ребенка. Несовершеннолетний внук имеет родителей, которые фактически проживают в г. <...>, обязанности по содержанию сына в силу семейного законодательства возложены именно на них, а несение расходов по квартплате за внука не свидетельствует о нахождении последнего на иждивении истца.

Кроме того, в квартиру, где проживает истец, внук вселялся не как член его семьи, а как член семьи нанимателя - Косенко Л.Н., в связи с чем соглашение о внесении изменений к договору социального найма от 7 октября 2013 г. не может быть отнесено к числу доказательств, бесспорно свидетельствующих о принадлежности несовершеннолетнего Косенко С.С. к членам семьи Косенко А.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судом было допущено неправильное толкование закона, что привело к необоснованному выводу о том, что внук военнослужащего Косенко А.Н. не может быть признан членом его семьи.

В силу статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие-граждане при увольнении и совместно проживающие с ними члены их семей имеют право на обеспечение жилым помещением.

Согласно абзацу пятому пункта 5 статьи 2 названного Закона к членам семей военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются социальные гарантии, установленные данным Законом, если иное не установлено иными федеральными законами, относятся: супруга (супруг), несовершеннолетние дети, дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения, лица, находящиеся на иждивении военнослужащих.

Как разъяснено в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (в редакции от 06.02.2007), действовавшего на момент принятия обжалуемых судебных актов, при рассмотрении заявлений военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом "О статусе военнослужащих", так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации. По установленным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей. При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" также разъяснено, что при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, судам следует руководствоваться нормами Жилищного кодекса Российской Федерации и Семейного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Суд, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что внук является членом семьи сына истца, а не самого истца, так как не представлено доказательств того, что внук получает от деда помощь, которая носила бы систематический характер и являлась основным и постоянным источником средств существования ребенка.

Данные обстоятельства имеют значение для установления факта нахождения на иждивении.

Вместе с тем помимо данного основания, законом предусмотрены и иные основания для признания членом семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, с учетом действующего законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, что суд не принял во внимание.

Для разрешения настоящего спора значение имеет факт ведения общего хозяйства проживающими в квартире лицами и факт их кровного родства.

Как указывает заявитель, его несовершеннолетний внук Косенко С.С. фактически проживает вместе с ним, ведется общее хозяйство, он включен в договор социального найма в качестве члена семьи нанимателя, а потому должен быть признан членом семьи военнослужащего.

На учет для предоставления жилья принят заявитель с семьей из пяти человек - он, его супруга Косенко Л.Н., дочь Косенко Е.А., сын Косенко С.А., а также внук Косенко Д.А., что следует из имеющихся в материалах дела справок ФГКУ "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации (2 отдел) от 19 ноября 2013 г. (л.д. 15) и ООО "Белгородский расчетно-кассовый центр" от 14 октября 2013 г. (л.д. 18).

Поэтому подлежали установлению факты вселения либо невселения внука Косенко С.С. в квартиру истца, проживания либо непроживания совместно с ним. Еще один внук истца Косенко Д.А. признан членом его семьи.

Указанные обстоятельства подлежали установлению судом при рассмотрении дела, что в нарушение статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделано не было.

В связи с изложенным судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда Амурской области от 14 января 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 21 марта 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в Октябрьский районный суд Амурской области.


 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 октября 2014 г. N 11-КГ14-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Кириллова В.С., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 октября 2014 г. гражданское дело по иску Гайнуллина З.А. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан о включении периода прохождения службы по призыву в специальным стаж, перерасчете пенсии, выплате недополученной пенсии с учетом индексации

по кассационной жалобе Гайнуллина З.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 апреля 2014 г., которым решение Буинского городского суда Республики Татарстан от 4 февраля 2014 г. о частичном удовлетворении исковых требований Гайнуллина З.А. отменено, принято новое решение об отказе в иске.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Гайнуллин З.А. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан (далее - ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе) о включении периода прохождения службы по призыву в специальный стаж, перерасчете пенсии с 13 октября 2003 г., выплате недополученной пенсии с учетом индексации.

В обоснование иска Гайнуллин З.А. указал, что с 13 октября 2003 г. он является получателем трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Однако период прохождения службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. при назначении пенсии в специальный стаж включен не был. До призыва на службу в армию истец не работал. После службы в армии 18 августа 1980 г. он поступил на работу в качестве ученика машиниста подземных установок шахты "<...>" производственного объединения "<...>" и проработал в данном объединении на разных работах до 15 июля 1996 г. Полагал, что данный период подлежит включению в специальный стаж, в связи с чем необходимо произвести перерасчет пенсии с учетом включенного периода и выплатить недополученную пенсию, применив при этом стажевый коэффициент 0,60.

Решением Буинского городского суда Республики Татарстан от 4 февраля 2014 г. исковые требования Гайнуллина З.А. удовлетворены частично: период прохождения Гайнуллиным З.А. службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. признан подлежащим включению в стаж работы, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". На ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан возложена обязанность включить в специальный стаж работы истца по Списку N 1 период прохождения службы в Вооруженных Силах СССР с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г., произвести перерасчет пенсии Гайнуллина З.А. с 10 сентября 2013 г. С ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан взыскана государственная пошлина в бюджет муниципального образования Буинский муниципальный район в сумме <...> руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 апреля 2014 г. указанное решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении заявленных Гайнуллиным З.А. требований о включении периода прохождения службы по призыву в специальный стаж, перерасчете пенсии с учетом индексации отказано. С Гайнуллина З.А. в пользу ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан взыскан возврат госпошлины, уплаченной при подаче апелляционной жалобы, в размере <...> руб.

В кассационной жалобе Гайнуллина З.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Гайнуллина З.А. 17 июля 2014 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Задворновым М.В. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С. от 11 сентября 2014 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились. На основании ст. 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Гайнуллин З.А. в период с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. проходил службу по призыву в Вооруженных Силах СССР. До призыва на службу в армию истец не работал, по окончании службы 18 августа 1980 г. поступил на работу в качестве ученика машиниста подземных установок шахты "<...> производственного объединения <...>".

Гайнуллин З.А. с 13 октября 2003 г. является получателем досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 и ст. 28.1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Общий трудовой стаж Гайнуллина З.А. составляет 24 года 5 месяцев 29 дней, льготный стаж по Списку N 1 производств, работ, профессий, должностей и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и особо тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденному Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10, - 13 лет 4 месяца 12 дней. Пенсия назначена с учетом стажевого коэффициента 0,58.

10 сентября 2013 г. Гайнуллин З.А. обратился в пенсионный орган с заявлением о включении в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода прохождения службы в Вооруженный Силах СССР по призыву с 21 апреля 1978 г. по 24 июня 1980 г. (л.д. 23).

Письмом заместителя начальника ГУ - УПФ РФ в г. Буинске и Буинском районе Республики Татарстан от 3 октября 2013 г. Гайнуллину З.А. сообщено о том, что включение в специальный стаж периода прохождения службы в армии не предусмотрено, в связи с чем его заявлением удовлетворено быть не может (л.д. 15).

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действовавшее в период службы истца правовое регулирование в обла